"Небесные боксы" и места за табло. Сколько стоят билеты на ЧМ-2018. Места за воротами футбол


"Небесные боксы" и места за табло. Сколько стоят билеты на ЧМ-2018 – Москва 24, 19.09.2017

14 сентября началась продажа билетов на главное футбольное событие страны – чемпионат мира по футболу. Правда, пока получить билет не получится, так как стартовал только прием заявок на получение билетов. Но уже в первый день поступило более полумиллиона заявок. Самыми активными оказались любители футбола из России. Также пришли заявки из Мексики, Аргентины, Бразилии, Китая, США, Колумбии, Германии и Англии. Откуда лучше будет вид и сколько нужно за него отдать денег, читайте в материале портала Москва 24.

Фото: ТАСС/Sport-Express/Никита Успенский

Как купить

На самом деле процедура покупки билетов довольно запутанная и долгая, кроме того, она разделена на несколько этапов. Первый период первого этапа продаж начался 14 сентября и продлится он до 12 октября. Болельщики могут подавать заявки на приобретение билетов, однако если количество заявок превысит число доступных мест, билеты будут распределяться посредством жеребьевки. Каждый зритель, подавший заявку, получит уведомление о ее статусе до 16 ноября.

Второй период первого этапа продаж начнется 16 ноября и завершится 28 ноября, билеты будут реализовываться в порядке живой очереди.

Второй этап продаж начнется после проведения жеребьевки 1 декабря. Сначала с 5 декабря по 31 января билеты будут продаваться по заявкам, затем с 13 марта по 3 апреля – в порядке живой очереди. Третий этап продаж "в последний момент" откроется 18 апреля и продлится до конца чемпионата.

Куда сесть

В Москве матчи пройдут на двух стадионах: "Лужники" и "Спартак". Места разделены на пять категорий:
  • Категория 1. Самые дорогие билеты на места с лучшим расположением на стадионе.
  • Категории 2 и 3. Билеты на места, расположенные за пределами зоны первой категории.
  • Категория 4. Билеты по доступной цене исключительно для жителей России.
  • Скай-боксы. Корпоративные ложи повышенной комфортности с обслуживанием по улучшенному стандарту, в том числе с горячим питанием.
  • Специальные билеты. Билеты предназначены для лиц с инвалидностью, маломобильных граждан и лиц с избыточным весом.
Места первой категории – самые обширные – располагаются слева и справа от бровки поля. Места второй категории – в районе угловых. Третья категория – с обеих сторон практически за воротами, а четвертая – сразу за воротами на втором ярусе. Хорошо, что места за информационным табло не продают.

Сколько стоит

Главное преимущество проведения чемпионата мира по футболу в России – это резидентные билеты по самой низкой цене. Купить билеты по такой цене могут те, кто проживает в России на постоянной или временной основе, включая граждан РФ, а также граждане иных государств. Минимальная стоимость билета на матч группового этапа составит 1280 рублей, на матч открытия – 3200 рублей. Чтобы попасть на игры 1/8 финала, придется заплатить от 2240 рублей, на четвертьфиналы – от 3800 рублей, на полуфиналы – от 4480 рублей, на матч за третье место – от 3800 рублей и на финал – от 7040 рублей.

Для иностранцев самый недорогой билет на матчи группового раунда будет стоить 6300 рублей, на встречи 1/8 финала – 6900 рублей, на четвертьфиналы – 10 500 рублей, на полуфиналы – 17 100 рублей, на матч за третье место – 10 500 рублей и на финал – 27 300 рублей.

Пакетные предложения

Фото: ТАСС/Михаил Джапаридзе

Также есть пакетные предложения на несколько матчей. Например, купив пакет билетов на стадион "Лужники", можно посмотреть все матчи группового этапа на стадионе (кроме матча открытия), игры 1/8 финала и матч за 3-е место, стоимость от 6080 рублей. Такой же абонемент на стадион "Спартак" будет стоить от 7360 рублей.

Также можно приобрести билеты на матчи определенной команды. Самые дешевые абонементы с участием нашей сборной, включающие три матча группового этапа, стоят 28 380 рублей, самые дорогие, включающие в том числе финал, – 96 360 рублей.

Чемпионат мира 2018 года пройдет с 14 июня по 15 июля. 32 команды будут разбиты на группы по четыре сборные. Из каждой группы в плей-офф выйдут по две команды.

Матчи пройдут в Москве, Санкт-Петербурге, Казани, Сочи, Нижнем Новгороде, Самаре, Волгограде, Ростове-на-Дону, Калининграде, Екатеринбурге и Саранске. В Москве игры состоятся на стадионах "Лужники" и "Спартак".

Федотов Анатолий

www.m24.ru

Футбол за воротами. Чем живет сектор «Петровского» - Заметки для сына - Блоги

Алексей Белов посмотрел матч «Зенит» — «Терек» не из ложи прессы, а с трибуны за воротами, проникся духом сектора и заметил, что ходить на футбол с детьми все еще рано.

Воспоминания о былой любви

Лет с 12-13, когда я начал ходить на футбол самостоятельно, и до второго в жизни юбилея, который отмечал уже в статусе настоящего корреспондента серьезного спортивного СМИ, родным и любимым для меня был сектор за воротами. Казалось, все самое главное происходит именно здесь: мы — школьники и студенты, экономившие на обедах и покупавшие самые дешевые билеты, — стоя наблюдали каждый матч, недовольно «шикали» на летевшие в спину крики с наставлениями присесть и предлагали особо привередливым отправиться домой к телевизору или занимать места на центральных секторах.

Ох, те самые центральные трибуны мы не любили особенно, иногда даже практически ненавидели. Ведь это именно они зачастую глушили вновь и вновь разгоняемую нами «волну» — на тот момент сверхмодный и популярный футбольный перфоманс. Именно сидящие на самых дорогих местах дядьки с семечками (так мы их себе рисовали) не откликались на наши переклички. Вся трибуна вместе с нами? Разве что после гола. Ну и, в конце концов, как можно спокойно относиться к людям, которым удобно смотреть матч. Это у нас, а не у тех «мажоров» считалось особой удачей купить билеты именно за те ворота, в которые влетит больше мячей.

Правда, радовать своим присутствием наш сектор доводилось только в важных матчах, к которым тогда относились исключительно матчи родной национальной сборной Беларуси (и, на моей памяти, один матч «молодежки» — стыковой против поляков за выход на Евро-2004), проходивших на минском «Динамо». В остальных случаях попасть за ворота просто не было возможности — на матчи чемпионата Беларуси туда либо не продавались билеты, либо трибун за спинами вратарей попросту не существовало — такие стадионы.

belarus_-_ispaniya-11.jpg2012 год. Объявление в кассе минского стадиона «Динамо», в данный момент закрытого на реконструкцию

С началом журналистской работы ситуация коренным образом изменилась: появились аккредитации и, как правило, удобные и расположенные по центру ложи прессы с кофе и сэндвичами (иногда) в виде бонусов. Как любят шутить, минус в репортерской работе один — нужно еще и писать.

Текстов о матчах становилось все больше, болельщика во мне — все меньше. Иногда, в приливе ностальгии, от этого становилось неимоверно грустно. Впрочем, порывы вырваться куда-нибудь в фан-сектор натыкались на справедливые вопросы к самому себе: «Зачем?» и «Стоит ли оно того?». Все как в монологе Кортнева в «О чем говорят мужчины».

 

Сектор, б…ь!

В прошедшие выходные, наконец, свершилось. Будучи в Санкт-Петербурге и получив аккредитацию на матч «Зенит» — «Терек», твердо решил отправиться смотреть матч за ворота. Не на Вираж, конечно, а на обычный, «дешевый» и мощно болеющий сектор «Петровского». Хотя в ложу прессы все же заглянул — сравнить открывающиеся виды и раздобыть пароль от «вайфая».

akkreda_0.jpg

К слову, пресловутый предматчевый досмотр, про который раньше доводилось слышать от друзей («журналистам не понять»), не вызвал никаких претензий. Тщательный, но вполне культурный и без грубости, в исполнении питерской полиции при входе на территорию стадиона, не менее вежливый и спокойный в исполнении стюардов при входе на сектор — просто попросили показать содержимое сумки. Ничего страшного, никаких очередей и столпотворений.

Из 4-го сектора, билет в который обошелся в 600 рублей, сразу бросилась в глаза отдаленность поля — бич всех стадионов с легкоатлетическими дорожками. Серьезно, так смотреть футбол не слишком удобно. Примерно тут же начали посещать мысли о том, что я — латентный мазохист, добровольно отказавшийся от комфортного просмотра матча. Впрочем, уже совсем скоро окружающий антураж с избытком окупил сопровождающие трудности.

zenit-terek-01.jpgВид из ложи прессы далеко не лучшего места

vid_iz_sektora.jpgВид из сектора за воротами. Почувствуйте разницу

«Ты с какого года на секторе, б…ь? Я с 1984-го, кузьмич е…ый, б…ь! Стоя надо футбол смотреть, стоя!» — кричал самый колоритный персонаж трибуны задолго до стартового свистка. Не очень трезвый, обвешанный значками «Зенита» разных лет и с традиционно хриплым для подобного типажа болельщиков голосом, он на протяжении всей встречи кого-то учил: соседей — болеть за команду, Халка — играть в футбол, солнце — светить… Зрители на него то и дело оглядывались, но сделать замечание не решались. Он же, все-таки, с 1984 года на секторе, б…ь.

В остальном же атмосфера на секторе радовала. Кто знал фамилии — помогал диктору объявлять состав, кто знал текст речевок или песен — включался в переклички с Виражом. Хотя хватало и не настолько «прокаченных» болельщиков. «А что, Дзюба за «Зенит» играет?» — вопрошала у молодого человека девушка, оказавшаяся субботним вечером на футболе явно не по своей воле.

Видео: болельщики поют гимн «Зенита»

 

Видео: «Вперед за Питер!»

Слабого пола на трибунах наблюдалось более чем. Причем большинство из дам экипированы по самое не могу — на них бейсболки, шарфы и прочий зенитовский «мерч», радующий неплохим разнообразием. «Девушки, а можете нам шарфики одолжить? Мы сфотографируемся и вернем, честно! Мы просто издалека приехали!» — выпрашивал в аренду атрибутику рыжий парень с неместными глазами. Друзей «щелкнули» на телефон, девушек одели обратно — все рады, все довольны. «Давай, б…ь, начинай! Убирайте эту рекламу н…й!» — всеобщее умиротворение прервал лидер сектора, подгонявший молодых пацанов сворачивать в центре поля эмблему РФПЛ. Мальчуганы его точно не слышали, но наверняка чувствовали.

Лимит и дети

На гостевую трибуну вскоре после стартового свистка впустили десятка четыре фанатов «Терека», пытавшихся врезаться своим скромным скандированием во все немногочисленные затишья. Наверное, лучше бы их привели на 15 минут позже — меньше бы расстроились, не увидев два «привоза» грозненских центрбеков, случившихся один за одним. После двух забитых мячей «Зенит» логично снизил темп и спокойно повел игру. Несколько раз, правда, выручил и Лодыгин, сорвавший аплодисменты и вызвавший радостные возгласы. «За…сь, Юра, б…ь!»

sektor_tereka.jpgГостевой сектор — в левом нижнем углу

Одно из главных впечатлений от матча — воплотившееся в реальность предчувствие, что выходящий на 15 минут на поле Данни непременно забьет. Возможно, сказываются личные симпатии к игре португальца, но наличие в основе Артура Юсупова при живом Мигеле на скамейке — преступление против футбола, за которое должны ответить сподвижники лимита на «лимиту». Даже несмотря на несхожесть игровых функций полузащитников. Хотя, возможно, я всего лишь пал жертвой НЛП, неоднократно применявшегося главным героем моей субботы. «Меняйте Юсупова н…й, б…ь!» — декламировал болельщик команды из культурной столицы, напоминая, что к походам на матчи с детьми и спутницами тонкого душевного склада российский футбол пока не готов.

Приятным бонусом на выходе со стадиона стала группа юных «ультрас» «Зенита», дружно демонстрировавшая взрослым, как она умеет болеть. Посмотрите, улыбнитесь и приходите на футбол. Хотя бы за ворота.

Текст, фото и видео: Алексей Белов из Санкт-Петербурга

Лига чемпионов. Спарта Прага — ЦСКА. Прогноз на матч 5.08.2015

Видаль сквозь годы

 

Футбольные автобиографии

www.sports.ru

Худшие места на футбольных стадионах - Трэшзин - Блоги

Кирилл Благов показывает два десятка фотографий мест, где не слишком удобно смотреть футбол.

«Утайшань Стэдиум», Нанкин, Китай

Ничего необычного, просто деревья на стадионе, листайте дальше.

«Блумфилд Роуд», Блэкпул

Болельщик «Болтона» отдал за этот билет 25 фунтов. Вдобавок его команда чуть не проиграла самому несчастному клубу Англии.

«Лофтус Роуд», Лондон

«Куинз Парк Рейнджерс» не щадит своих болельщиков.

Серьезно.

«Энфилд», Ливерпуль

Болельщик «Арсенала» Джеймс Велла заплатил 52 фунта и включил легендарный «Энфилд» в топ-3 худших стадионов, на которых он успел побывать. Мало того, что присесть невозможно, так и видно оттуда всего одну штангу.

Притапливающий за «Вест Бромвич» кит-менеджер Пэт Фрост отправился на выездной матч против «Ливерпуля», чтобы убедиться: есть куча способов куда удачнее вложить 46 фунтов.

Подписчики Пэта были возмущены и реагировали гневными ретвитами, а затем свою историю рассказала мама болельщика, которого вывели со стадиона, когда он пожаловался стюарду на плохой обзор с этих мест. Пришлось смотреть матч в пабе.

«Стэмфорд Бридж», Лондон

Похожие места в Лондоне, правда, обошлись болельщику «Арсенала» еще дороже – в 56 фунтов.

В прошлом сезоне билет на места с ограниченной видимостью здесь можно было приобрести за 25 фунтов.

«Гудисон Парк», Ливерпуль

Руководство «Эвертона» уже определилось с местом, где будет построен новый 50-тысячный стадион клуба, а пока зрителям приходится сталкиваться с некоторыми сложностями.

«Крэйвен Коттэдж», Лондон

Позапрошлым летом владельцы сезонных абонементов «Фулхэма» стоимостью около 750 фунтов получили письма, в которых сообщалось, что видимость с некоторых мест будет ограничена. На первом домашнем матче выяснилось, что прямо перед этими местами установили вышку для работы оператора.

На стадионе «Фулхэма» вам может помешать не только камерамэн, но и конструкции, которые поддерживают козырьки над трибунами.

Несущие конструкции мешают смотреть футбол и на других старых британских стадионах: в Норидже, Блэкпуле, Бристоле, Глазго и много где еще.

«Морис Дюфран», Льеж

Редактора ESPN Дэйла Джонсона занесло в Бельгию на матч «Льежа» и «Зюльте-Варегема». За билет он заплатил 29 евро, а когда поднялся на пару рядов выше, объявил, что нашел худшее место в европейском футболе.

«АВД-Арена», Ганновер

Напоследок – открытка из бундеслиги.

P.S. Не забывайте делиться своими фотографиями в комментариях

Фото: Daily Mail, eurosport.yahoo.com, #worstseatsinfootball, @nick_moore, @rawpowerroddy, @Adam_Jones94.

www.sports.ru

"Небесные боксы" и места за табло. Сколько стоят билеты на ЧМ-2018 – Москва 24, 19.09.2017

14 сентября началась продажа билетов на главное футбольное событие страны – чемпионат мира по футболу. Правда, пока получить билет не получится, так как стартовал только прием заявок на получение билетов. Но уже в первый день поступило более полумиллиона заявок. Самыми активными оказались любители футбола из России. Также пришли заявки из Мексики, Аргентины, Бразилии, Китая, США, Колумбии, Германии и Англии. Откуда лучше будет вид и сколько нужно за него отдать денег, читайте в материале портала Москва 24.

Фото: ТАСС/Sport-Express/Никита Успенский

Как купить

На самом деле процедура покупки билетов довольно запутанная и долгая, кроме того, она разделена на несколько этапов. Первый период первого этапа продаж начался 14 сентября и продлится он до 12 октября. Болельщики могут подавать заявки на приобретение билетов, однако если количество заявок превысит число доступных мест, билеты будут распределяться посредством жеребьевки. Каждый зритель, подавший заявку, получит уведомление о ее статусе до 16 ноября.

Второй период первого этапа продаж начнется 16 ноября и завершится 28 ноября, билеты будут реализовываться в порядке живой очереди.

Второй этап продаж начнется после проведения жеребьевки 1 декабря. Сначала с 5 декабря по 31 января билеты будут продаваться по заявкам, затем с 13 марта по 3 апреля – в порядке живой очереди. Третий этап продаж "в последний момент" откроется 18 апреля и продлится до конца чемпионата.

Куда сесть

В Москве матчи пройдут на двух стадионах: "Лужники" и "Спартак". Места разделены на пять категорий:
  • Категория 1. Самые дорогие билеты на места с лучшим расположением на стадионе.
  • Категории 2 и 3. Билеты на места, расположенные за пределами зоны первой категории.
  • Категория 4. Билеты по доступной цене исключительно для жителей России.
  • Скай-боксы. Корпоративные ложи повышенной комфортности с обслуживанием по улучшенному стандарту, в том числе с горячим питанием.
  • Специальные билеты. Билеты предназначены для лиц с инвалидностью, маломобильных граждан и лиц с избыточным весом.
Места первой категории – самые обширные – располагаются слева и справа от бровки поля. Места второй категории – в районе угловых. Третья категория – с обеих сторон практически за воротами, а четвертая – сразу за воротами на втором ярусе. Хорошо, что места за информационным табло не продают.

Сколько стоит

Главное преимущество проведения чемпионата мира по футболу в России – это резидентные билеты по самой низкой цене. Купить билеты по такой цене могут те, кто проживает в России на постоянной или временной основе, включая граждан РФ, а также граждане иных государств. Минимальная стоимость билета на матч группового этапа составит 1280 рублей, на матч открытия – 3200 рублей. Чтобы попасть на игры 1/8 финала, придется заплатить от 2240 рублей, на четвертьфиналы – от 3800 рублей, на полуфиналы – от 4480 рублей, на матч за третье место – от 3800 рублей и на финал – от 7040 рублей.

Для иностранцев самый недорогой билет на матчи группового раунда будет стоить 6300 рублей, на встречи 1/8 финала – 6900 рублей, на четвертьфиналы – 10 500 рублей, на полуфиналы – 17 100 рублей, на матч за третье место – 10 500 рублей и на финал – 27 300 рублей.

Пакетные предложения

Фото: ТАСС/Михаил Джапаридзе

Также есть пакетные предложения на несколько матчей. Например, купив пакет билетов на стадион "Лужники", можно посмотреть все матчи группового этапа на стадионе (кроме матча открытия), игры 1/8 финала и матч за 3-е место, стоимость от 6080 рублей. Такой же абонемент на стадион "Спартак" будет стоить от 7360 рублей.

Также можно приобрести билеты на матчи определенной команды. Самые дешевые абонементы с участием нашей сборной, включающие три матча группового этапа, стоят 28 380 рублей, самые дорогие, включающие в том числе финал, – 96 360 рублей.

Чемпионат мира 2018 года пройдет с 14 июня по 15 июля. 32 команды будут разбиты на группы по четыре сборные. Из каждой группы в плей-офф выйдут по две команды.

Матчи пройдут в Москве, Санкт-Петербурге, Казани, Сочи, Нижнем Новгороде, Самаре, Волгограде, Ростове-на-Дону, Калининграде, Екатеринбурге и Саранске. В Москве игры состоятся на стадионах "Лужники" и "Спартак".

Федотов Анатолий

www.m24.ru

Стоит ли смотреть футбол на стадионе?: tivir

IMG_0584.jpg

Лет 15 тому назад, в годы своей юности, я очень увлекался футболом, следил за играми чемпионата, ходил на стадион, и даже один раз ездил "на выезд" в Москву.

Но позже увлечение прошло, я стал смотреть футбол только по телевизору. Поход на стадион стал ассоциироваться для меня с некоторой опасностью. Там же могут быть агрессивные фанаты другой команды, да и "свои" на стадионе обязательно пьяные, кидают кресла в гостевой сектор и файеры на поле. В общем намного безопаснее и комфортнее смотреть футбол дома или в спортбаре.

Но недавно я опять изменил свое отношение к посещению стадиона. Случилось это в сентября, когда я попал на стадион "Петровский" на игру Зенит - Рубин. Еще и не один, а с 6-летним сыном. На игру мы попали благодаря сообществу spbblog и компании Мегафон, которые подарили мне билеты за победу в одном из туров чемпионата прогнозистов, проводимого в сообществе.

Билеты были на хорошие места: 1 сектор - все поле как на ладони. Смотреть намного интересней, чем по телевизору. А главное - это царящая там атмосфера! Это не передать ни словами, ни фотографиями. В общем, нам с сыном понравилось, решили сходить весной еще раз и уже всей семьей.

Ну и небольшой фотоотчет.

1. В начале матча рядом с нами оказался главный болельщик Зенита. Но после стартового свистка арбитра он куда-то подевался. Дела видимо...IMG_0581.jpg

2. Только на стадионе появляется ощущение абсолютной реальности происходящего. Трансляция по ТВ с периодической рекламой, ограниченной зоной попадания в кадр и т.п. не может передать всего, что увидишь и услышишь на стадионе.IMG_0600.jpg

3. На центральных секторах болельщики смотрят футбол спокойно и сидя. IMG_0602.jpg

4. А это легендарный 13-й сектор. Тут постоянное движение и пение. Но при этом все прилично и без агрессии. В перерыве все идут кушать хот-дог и пить кофе. Кофе, Карл! Как много изменилось за то время, что я не ходил на футбол.IMG_0592.jpg

5. Гостевой сектор. По периметру выстроились омоновцы - охраняют правопорядок.IMG_0620.jpg

6. Первый гол в ворота казанцев. Всего за игру сине-голубые забили 4 мяча, а казанцы только один. Хорошая игра была!IMG_0607.jpg

7. Юрий Жирков. Помню, он очень долго не хотел переходить в Зенит.IMG_0720.jpg

8. Роберт Мак.IMG_0697.jpg

9. IMG_0689.jpg

10.IMG_0685.jpg

11. Дзюба оказывает на соперников психологическое давление.IMG_0669.jpg

12. Луиш Нету.IMG_0657.jpg

13. IMG_0639.jpg

14.IMG_0629.jpg

15.IMG_0628.jpg

16. Хороший момент. Эмоции от игры не должны портить дружеских отношений.IMG_0616.jpg

17.IMG_0613.jpg

18.IMG_0609.jpg

19. Ну и какой матч без потасовок на поле?IMG_0744.jpg

tivir.livejournal.com

«Лужники» теперь просто шикарны. Вот что изменилось - 18 мне уже - Блоги

Сегодня «Лужники» принимают первый футбольный матч после реконструкции – и если верить фотографиям, там все очень красиво и достойно.

Чтобы узнать, как обновился самый большой стадион России, Владислав Воронин встретился с главным архитектором Москвы Сергеем Кузнецовым, который проектировал обновленные «Лужники» и стадион «Краснодара». 

Впервые текст был опубликован на Sports.ru в августе 2017 года. 

– Несколько лет назад все слышали: к чемпионату мира «Лужники» будут вмещать 89 тысяч человек. Сейчас тут 81 тысяча мест. Почему стадион стал меньше?

– Это долгая, но чуть ли не ключевая история. Получив шанс на проведение ЧМ-2018, Россия действительно взяла обязательство сделать для финала стадион на 89 тысяч человек. Но аналитика быстро показала, что столько мест при существующем положении там сделать невозможно – такая вместимость привела бы к сносу «Лужников».

– Почему?

– ФИФА регламентирует ширину ряда, ширину обычного места, количество телевизионных позиций, количество вип-кресел, которые занимают больше места, чем обычные. Если сложить все требования и посмотреть на габариты чаши, то получится, что мы использовали весь доступный объем. А на 89 тысяч мест объема бы просто не хватило.

Мы максимально подвели зрительские места под кровлю, выше двигаться уже просто невозможно. Поднявшись на верхний ряд, вы поймете, что конструкция кровли находится прямо над головой. Если бы мы разметили еще один ряд, то среднестатистический человек даже не смог бы встать с места. Или другой показатель: первые ряды верхнего яруса нависают над скайбоксами так, чтобы из ложи было видно только поле. В идеале для максимального комфорта всех зрителей нужно было бы снять 3 ряда с верхнего яруса.

Более того, чтобы разместить 81 тысячу мест, мы даже увеличили объем воздуха, который помещается в чаше. Это получилось за счет того, что мы опустили поле на полметра – глубже тоже уже нельзя, потому что рядом река, грунтовые воды. 

Кстати, после чемпионата мира стадион будет более вместительным, потому что мы уберем ряд мест под телевидение, журналистов и вип-зоны. Понятно, что раньше в «Лужниках» могли разместиться и 100 тысяч человек (раньше тут стояли просто скамейки, люди сидели плотнее), но это невозможно по современным нормативам – по безопасности, ширине мест и так далее. И даже после реконструкции 1996 года «Лужники» не удовлетворяли тогдашним требованиям ФИФА для финала чемпионата мира. Если бы Россия получила ЧМ-1998 или ЧМ-2002, «Лужники» не смогли бы принять финал. На финал Лиги чемпионов договорились, а для чемпионата мира уже бы не получилось. 

– «Лужники» и правда могли снести, чтобы на их месте построить новый огромный стадион? 

– Да, был вариант снести стадион и построить заново по мотивам старого. Но с точки зрения людей, которые следят за подлинностью и аутентичностью архитектуры, важно иметь те же стены, которые были возведены изначально, то есть в 1956 году. Это принципиальная позиция по многим параметрам, есть разные документы и хартии, которые определяют, что такое подлинная ценность.

Понятно, что за сносом такого известного стадиона последовал бы взрыв недовольства. Мы в свое время проходили это с «Динамо», даже там был очень большой скандал, и если интерполировать масштаб «Динамо» на «Лужники» – понятно, что здесь все было бы серьезнее.

Сергей Кузнецов – в центре

– И как вы договорились с ФИФА о том, что сносить не надо, а мест лучше сделать меньше?

– Город оценил риски, и мэр Москвы Сергей Собянин обратился к тогдашнему президенту ФИФА Йозефу Блаттеру. Он объяснил, что мы очень хотим провести чемпионат мира, но никак не можем выполнить требования по вместимости. А так как не хочется запятнать чемпионат мира сносом легендарного стадиона – выдвигаем встречное предложение и готовы к переговорам. Мы с руководителем Стройкомплекса Маратом Хуснуллиным летали в Рио-де-Жанейро, где вели переговоры с генеральным секретарем ФИФА Жеромом Вальком. Взяли с собой все расчеты и аналитику, чтобы показать: мы действительно видим, как можно сделать 81 тысячу мест. Тогда нам дали предварительное согласие.

Дальше были три очень интенсивных месяца для рабочей группы, куда вошли правительство Москвы, оргкомитет ЧМ-2018 и представители ФИФА. В итоге была сгенерирована полноценная концепция, которую утвердила ФИФА.

– По сути, реконструкция выглядела так: вы снесли внутренности стадиона (от трибун до помещений под ними), оставили только фасад и крышу, а потом построили все заново. Как это получилось?

– Это сложная реставрационная работа. Дело в том, что на раньше стена была устойчива благодаря старым трибунам – и когда мы их разобрали, пришлось ставить временную металлическую опору, которая поддерживала фасад, пока новая бетонная конструкция не восприняла эту нагрузку. Мы пошли на это, чтобы быть полностью корректными в плане исторического наследия. 

– Вы говорили, что избавили фасад от «архитектурных наслоений». Что это значит?

– Со временем стадион менял свой вид – незначительно, но заметно. Например, если вы помните, до реконструкции фасад был остеклен. Остекляли его в несколько этапов, и последняя версия создавалась специально для рынка, что не лезет ни в какие ворота. Чтобы торговцам и покупателям было удобнее, остеклили весь нижний ярус, до этого остекляли верхний.

Мы заменили или привели в порядок керамический материал на фасаде и в итоге вернули стадиону первозданный вид, в котором он задумывался в 1956 году. Изначально это была идея такого Колизея. А как мы знаем, в Колизее ничего не было остеклено – это холодная, неотапливаемая арена.

Трибуны и фасад открыты и продуваемы, но тут нет никакого преступления, это, наоборот, безопаснее по пожарным нормативам – чтобы ветер раздувал возможный дым. Конечно, для болельщиков создаются комфортные условия, но мы понимаем, что футбол – это уличное развлечение. Так мыслят на всех больших стадионах в мире.

– То есть обогрева трибун не будет?

– Здесь есть большие сложности с согласованием. Обогрев трибун делается с газовыми горелками, и сложно согласовать, провести газ для такого количества людей. Можно посетовать на архаичные строительные нормы, но мы даже не заходили на эту историю. Во-первых, в «Лужниках» большое расстояние от обогревателей до трибун – все это выльется в огромные эксплуатационные затраты и расход энергии. Во-вторых, обогрев трибун – не то, за что сильно борются большие стадионы. При походе на стадион люди понимают, что посещают уличное развлечение, тут нет гардероба, чтобы снять верхнюю одежду. Обогрев добавляет комфорта, это хорошая фишка, но если посмотреть на затраты и сравнить с отдачей, то большой проблемы нет. Отказ лежит в области здравого смысла.

– Главное изменение в «Лужниках» – новый наклон трибун. Как вы его сделали?

– Здесь главное – серьезная аналитическая работа. На старом стадионе были места с ограниченной видимостью – не то что футболисты далеко, а просто было видно не все поле, потому что некоторые конструкции загораживали вид. Из 78 тысяч мест на 5 тысячах была ограничена видимость. Сейчас нет ни одного такого места.

Градус наклона поменялся не слишком сильно. Трибуны стали немного круче и существенно ближе к полю – качество обзора улучшилось на порядки. Даже на самом дешевом месте видно табло и всю игру, потому что это главный современный принцип строительства стадионов: видно и слышно должно быть одинаково как в роскошной вип-зоне, так и на самом дешевом и высоком месте за воротами. Раньше этот принцип не соблюдался, считалось, что есть билеты дешевле, а есть дороже. А сейчас мы говорим об уровне обслуживания, как в самолете: есть бизнес-класс, есть эконом, но базовую услугу – долететь из точки а в точку Б – получают все, остальное – сервис.

– Вы убрали беговые дорожки. Навсегда или их можно вернуть?

– Надо сказать честно: в этой компоновке будет нереально провести легкоатлетические соревнования. Сейчас беговых дорожек больше нет, но в теории стадион можно реконструировать под легкую атлетику. Это очень затратное и тяжелое действие, и нет большого смысла его совершать.

Чтобы провести соревнования, нам надо поднять уровень поля – вместимость сразу сильно сократится, до 50 тысяч человек. В обычном режиме, если мы говорим о каких-то соревнованиях (например, чемпионат России), легкая атлетика при нашей жизни 50 тысяч не соберет. Я сам занимаюсь легкой атлетикой, мне грустно это сознавать, но это так: футбол гораздо популярнее.

Легкая атлетика может собрать много зрителей только на соревновании высокого статуса. Если Москва, допустим, решит провести летнюю Олимпиаду, нам придется решать проблему центрального стадиона с беговыми дорожками. Это, видимо, будут не «Лужники», потому что после реконструкции они не будут соответствовать требованиям МОК: зрителей мало. Но при нынешней компоновке «Лужников» нельзя сделать беговые дорожки с сохранением 81 тысячи мест.

– Вещь, которая у вас в «Лужниках» не получилась?

– Если бы мне как архитектору сказали: сделай вообще что угодно в любые сроки и за любые деньги, я бы точно разобрал кровлю и сделал бы новую. Она у «Лужников» абсолютно неинтересная. Конструкция не очень эффективная, тут много металла, из которого можно построить авианосец.

Но кровля работает и исполняет свою функцию, когда-то на нее были потрачены деньги. Мы поменяли покрытие на новое и нарастили края, потому что раньше кровля накрывала трибуны, а беговую дорожку – нет, а сейчас на том месте, где раньше были беговые дорожки, появились ряды кресел. Хотя этого и нет в требованиях ФИФА. Они допускают, чтобы на некоторые места попадал дождь, но мы хотели, чтобы всем было комфортно.

Еще мы всегда были заточены на поиск необычных архитектурных решений – так на крыше появился медиаэкран. «Лужники» находятся в низине, а вокруг верхние точки обзора – Ленинские горы, метромост, высоко поднято третье кольцо. И это интересно, потому что можно увидеть то, что отображается на кровле. Может быть загружен любой медиафайл – видео, статичное изображение. 

– Сейчас на стадионе лежит натуральный газон. В старых «Лужниках» это было невозможно из-за недостатка света и плохой вентиляции. Как вы решали эту проблему?

– Все знают, что в «Лужниках» лежал искусственный газон, один раз под Лигу чемпионов стелили естественный, но он тут не выживал. Но хотелось бы сразу сказать про иллюзию о том, что есть просто хорошие и плохие стадионы: на хороших трава растет, на плохих – нет. Это полная ерунда, все устроено не так. В условиях футбольной чаши трава сама по себе растет плохо.

От чего зависит качество газона? Свет, вентиляция, полив, то есть свет, воздух и вода. На лужайке, где пасутся коровы, растет буйная, высокая, сочная трава, это все естественные условия, а на стадионе почти всегда есть кровля, из-за которой либо не хватает света, либо недостаточно влаги (не проникает дождь), либо плохая вентиляция (вода не испаряется).

На старом стадионе не хватало продухов в трибунах – мы их сделали. Устроена система искусственного освещения, есть дренаж, система вентиляции корней. Совершенно точно, что нам не нужно будет менять газон после каждой игры, а в стороны в каждом матче не будут разлетаться клочки земли. Поле сделано комплексно.

Но нельзя сказать, что мы тут сделали какой-то сложный комплекс, связанный с полем. Это обычная работа на современном стадионе, в целом даже рутинная. Решение ни одной локальной задачи не является мегадостижением, надо сразу честно об этом сказать. Достижение – это свести их воедино, сделать все в старых стенах, без сноса.

– Тем не менее «Лужники» сделаны тихо, почти незаметно и очень быстро. Почему так не со всеми стадионами ЧМ-2018?

– У меня есть свое объяснение, но я не претендую на достоверность. У нас нет традиции строительства качественных стадионов. Вспомните, еще 10 лет у нас не было практически никаких хороших арен. Ноль. Да, оставались большие стадионы советской эпохи – «Динамо» и «Лужники», но в основном клубы играли на абсолютно устаревших стадионах без элементарных вещей вроде козырька. И за долгие годы была утрачена школа проектирования таких объектов: наш опыт застыл, тогда как мировой с каждым годом развивался.

Новые «Лужники» – результат гораздо более масштабного процесса, чем два года строительства. Это процесс 5-6 лет, когда мы накапливали опыт и готовили команду. Во время моей работы практикующим архитектором я настаивал на создании серьезного проектного звена по спортивным объектам. Команда, которую удалось собрать, сделала Дворец водных видов спорта в Казани – с уникальной деревянной конструкцией. Та же команда занималась стадионом «Краснодара», потом был спроектирован стадион «Динамо», который еще строится. Изначально наша концепция не выиграла конкурс, но в итоге нам доверили стадион, потому что другой команды с таким опытом не было и нет.

К сожалению, в России есть очевидный кадровый голод. Я не склонен, как делают некоторые, объяснять проблемы тотальным воровством – я связываю проблемы с отсутствием нужного количества специалистов в масштабах страны, которые могли бы чохом такое количество стадионов выдать в срок, за нужную цену и с нужным качеством.

– Как вы учили свою команду?

– Люди ездили по миру и смотрели. Есть очень доступная опция – техническая экскурсия, которую может организовать любой стадион. Это стоит копейки. Потом – опыт работы над проектами. В Краснодаре у нас был очень сильный партнер, серьезное немецкое агентство GMP. Мы вместе занимались проектом, и такая работа очень важна для понимания, как делаются современные спортивные объекты. То есть залог строительства сильной команды – это изучение мирового опыта на практике и взаимодействие с лучшими мировыми экспертами. Это должно продолжаться несколько лет.

– Как вы получили стадион «Краснодара»?

– Низкий поклон заказчику. Сергей Галицкий и Сергей Галицкий-младший (брат жены владельца «Краснодара», в клубе его называли «главным по художественной части» – прим. Sports.ru) сразу поставили себе очень амбициозную задачу – сделать один из лучших стадионов, максимально качественный как с архитектурной точки зрения, так и с функциональной. Они очень тщательно отбирали партнера: перебрали много топовых мировых офисов, в их списке были многие известные компании.

Мы с моим бывшим партнером Сергеем Чобаном предложили проект стадиона, разработанный в консорциуме с GMP. Архитектурное решение было одобрено заказчиком. Мы вместе ездили и смотрели другие стадионы, обсуждали плюсы и минусы для поиска решения.

– Насколько был вовлечен в проект сам Галицкий?

– Очень вовлечен. Считаю, что это очень правильный пример того, как владелец должен заниматься своим детищем. Мы постоянно общались с Галицким-младшим, старшего видели гораздо реже, но понимали, что он находится над процессом. Был виден очень большой личный вклад во все, до мельчайших деталей.

– Медиаэкран – самая мощная часть стадиона?

– Экран – один из успехов. Если говорить об инженерной составляющей, то есть более сложная история. Это вантовая кровля. Хотя экран все сразу замечают, а кровля – ну, есть и есть. В чем ее плюс? Экономичность и красота. Она очень элегантная, в ней минимум металла, потому что она сделана на тросах. В «Лужниках» вы видите в основном металл, а в Краснодаре – текстильную поверхность, скажем так.

Еще важно, что она легкая, потому что тяжелая кровля – это нагрузка на фундамент и стены, лишняя трата денег. Сделать такую конструкцию в рамках наших нормативов и экспертизы сложно. Инженер Майк Шлайт, который работал над этим проектом, делал кровлю в том числе и на «Маракане».

– Вы занимаетесь стадионом «Динамо», но сами выступали против того, как в итоге будет выглядеть комплекс. Что здесь не так?

– Когда заказчик проводил архитектурный конкурс, мы участвовали в консорциуме с GMP. Предложили не делать вместе футбольную и малую арены под одной крышей, а вынести малую арену за пределы – чтобы лучше сохранить исторические стены и сделать общий объем чуть легче. Кроме того, такая модель экономичнее и проще в реализации.

Тем не менее заказчик выбрал компоновку со сбором в «яйце», которая накрывала обе арены и еще торговый комплекс. По сути, конкурс выиграла именно компоновка, а не команда, потому что дальше заказчик пригласил нас с условием, что мы берем именно эту идею.

Этот проект сложнее «Лужников» и «Краснодара». Даже в обычном стадионе есть много разных потоков, которые надо разделять: журналисты, зрители, вип, спортсмены, персонал стадиона. А когда вы делаете еще одну арену, торговый центр и парковки, это все очень серьезно мультиплицируется.

– Вы закончили «Лужники», довольно скоро сдадут «Динамо». Что дальше? Вы теперь хотите проектировать стадионы не в России?

– Сейчас мы получили набор специалистов, способных такое создавать. Но если не будем это умение развивать, то снова остановимся. В идеале что-то надо создавать или реконструировать регулярно – вовсе не обязательно делать это только в России. Например, создатели стадионов к ЧМ-2006 в Германии потом стали работать по всему миру.

Мне очень нравится заниматься стадионами. Это действительно невероятно интересная задача, связанная с огромным количеством людей. Но стадионы, в отличие от жилых домов, так часто не строятся. И если бы мне предложили сделать проект за рубежом, я бы с радостью согласился. Думаю, что работа над объектами к ЧМ-2018 дает дополнительную мотивацию для выхода на экспорт.

Фото: vk.com/luznikiofficial; vk.com/fckrasnodar; vk.com/vtbarenapark; РИА Новости/Алексей Филиппов, Владимир Астапкович, Кирилл Каллиников; Gettyimages.ru/Laurence Griffiths, Julian Finney, Jamie McDonald

www.sports.ru

Футбол за воротами. Чем живет сектор «Петровского»

Алексей Белов посмотрел матч «Зенит» — «Терек» не из ложи прессы, а с трибуны за воротами, проникся духом сектора и заметил, что ходить на футбол с детьми все еще рано.

Воспоминания о былой любви

Лет с 12-13, когда я начал ходить на футбол самостоятельно, и до второго в жизни юбилея, который отмечал уже в статусе настоящего корреспондента серьезного спортивного СМИ, родным и любимым для меня был сектор за воротами. Казалось, все самое главное происходит именно здесь: мы — школьники и студенты, экономившие на обедах и покупавшие самые дешевые билеты, — стоя наблюдали каждый матч, недовольно «шикали» на летевшие в спину крики с наставлениями присесть и предлагали особо привередливым отправиться домой к телевизору или занимать места на центральных секторах.

Ох, те самые центральные трибуны мы не любили особенно, иногда даже практически ненавидели. Ведь это именно они зачастую глушили вновь и вновь разгоняемую нами «волну» — на тот момент сверхмодный и популярный футбольный перфоманс. Именно сидящие на самых дорогих местах дядьки с семечками (так мы их себе рисовали) не откликались на наши переклички. Вся трибуна вместе с нами? Разве что после гола. Ну и, в конце концов, как можно спокойно относиться к людям, которым удобно смотреть матч. Это у нас, а не у тех «мажоров» считалось особой удачей купить билеты именно за те ворота, в которые влетит больше мячей.

Правда, радовать своим присутствием наш сектор доводилось только в важных матчах, к которым тогда относились исключительно матчи родной национальной сборной Беларуси (и, на моей памяти, один матч «молодежки» — стыковой против поляков за выход на Евро-2004), проходивших на минском «Динамо». В остальных случаях попасть за ворота просто не было возможности — на матчи чемпионата Беларуси туда либо не продавались билеты, либо трибун за спинами вратарей не существовало — такие стадионы.

belarus_-_ispaniya-11.jpg2012 год. Объявление в кассе минского стадиона «Динамо», в данный момент закрытого на реконструкцию

С началом журналистской работы ситуация коренным образом изменилась: появились аккредитации и, как правило, удобные и расположенные по центру ложи прессы с кофе и сэндвичами (иногда) в виде бонусов. Как любят шутить, минус в репортерской работе один — нужно еще и писать.

Текстов о матчах становилось все больше, болельщика во мне — все меньше. Иногда, в приливе ностальгии, от этого становилось неимоверно грустно. Впрочем, порывы вырваться куда-нибудь в фан-сектор натыкались на справедливые вопросы к самому себе: «Зачем?» и «Стоит ли оно того?». Все как в монологе Кортнева в «О чем говорят мужчины».

Сектор, б…ь!

В прошедшие выходные, наконец, свершилось. Будучи в Санкт-Петербурге и получив аккредитацию на матч «Зенит» — «Терек», твердо решил отправиться смотреть матч за ворота. Не на Вираж, конечно, а на обычный, «дешевый» и мощно болеющий сектор «Петровского». Хотя в ложу прессы все же заглянул — сравнить открывающиеся виды и раздобыть пароль от «вайфая».

akkreda_0.jpg

К слову, пресловутый предматчевый досмотр, про который раньше доводилось слышать от друзей («журналистам не понять»), не вызвал никаких претензий. Тщательный, но вполне культурный и без грубости в исполнении питерской полиции при входе на территорию стадиона, не менее вежливый и спокойный в исполнении стюардов при входе на сектор — просто попросили показать содержимое сумки. Ничего страшного, никаких очередей и столпотворений.

Из 4-го сектора, билет в который обошелся в 600 рублей, сразу бросилась в глаза отдаленность поля — бич всех стадионов с легкоатлетическими дорожками. Серьезно, так смотреть футбол не слишком удобно. Примерно тут же начали посещать мысли о том, что я — латентный мазохист, добровольно отказавшийся от комфортного просмотра матча. Впрочем, уже совсем скоро окружающий антураж с избытком окупил сопровождающие трудности.

zenit-terek-01.jpgВид из ложи прессы с далеко не лучшего места

vid_iz_sektora.jpgВид из сектора за воротами. Почувствуйте разницу

«Ты с какого года на секторе, б…ь? Я с 1984-го, кузьмич е…ый, б…ь! Стоя надо футбол смотреть, стоя!» — кричал самый колоритный персонаж трибуны задолго до стартового свистка. Не очень трезвый, обвешанный значками «Зенита» разных лет и с традиционно хриплым для подобного типажа болельщиков голосом, он на протяжении всей встречи кого-то учил: соседей — болеть за команду, Халка — играть в футбол, солнце — светить… Зрители на него то и дело оглядывались, но сделать замечание не решались. Он же, все-таки, с 1984 года на секторе, б…ь.

В остальном же атмосфера на секторе радовала. Кто знал фамилии — помогал диктору объявлять состав, кто знал текст речевок или песен — включался в переклички с Виражом. Хотя хватало и не настолько «прокаченных» болельщиков. «А что, Дзюба за «Зенит» играет?» — вопрошала у молодого человека девушка, оказавшаяся субботним вечером на футболе явно не по своей воле.

Видео: болельщики поют гимн «Зенита»

Видео: «Вперед за Питер!»

Слабого пола на трибунах наблюдалось более чем. Причем большинство из дам экипированы по самое не могу — на них бейсболки, шарфы и прочий зенитовский «мерч», радующий неплохим разнообразием. «Девушки, а можете нам шарфики одолжить? Мы сфотографируемся и вернем, честно! Мы просто издалека приехали!» — выпрашивал в аренду атрибутику рыжий парень с неместными глазами. Друзей «щелкнули» на телефон, девушек одели обратно — все рады, все довольны. «Давай, б…ь, начинай! Убирайте эту рекламу н…й!» — всеобщее умиротворение прервал лидер сектора, подгонявший молодых пацанов сворачивать в центре поля эмблему РФПЛ. Мальчуганы его точно не слышали, но наверняка чувствовали.

Лимит и дети

На гостевую трибуну вскоре после стартового свистка впустили десятка четыре фанатов «Терека», пытавшихся врезаться своим скромным скандированием во все немногочисленные затишья. Наверное, лучше бы их привели на 15 минут позже — меньше бы расстроились, не увидев два «привоза» грозненских центрбеков, случившихся один за одним. После двух забитых мячей «Зенит» логично снизил темп и спокойно повел игру. Несколько раз, правда, выручил и Лодыгин, сорвавший аплодисменты и вызвавший радостные возгласы. «За…сь, Юра, б…ь!»

sektor_tereka.jpgГостевой сектор — в левом нижнем углу

Одно из главных впечатлений от матча — воплотившееся в реальность предчувствие, что выходящий на 15 минут на поле Данни непременно забьет. Возможно, сказываются личные симпатии к игре португальца, но наличие в основе Артура Юсупова при живом Мигеле на скамейке — преступление против футбола, за которое должны ответить сподвижники лимита на «лимиту». Даже несмотря на несхожесть игровых функций полузащитников. Хотя, возможно, я всего лишь пал жертвой НЛП, неоднократно применявшегося главным героем моей субботы. «Меняйте Юсупова н…й, б…ь!» — декламировал болельщик команды из культурной столицы, напоминая, что к походам на матчи с детьми и спутницами тонкого душевного склада российский футбол пока не готов.

Приятным бонусом на выходе со стадиона стала группа юных «ультрас» «Зенита», дружно демонстрировавшая взрослым, как она умеет болеть. Посмотрите, улыбнитесь и приходите на футбол. Хотя бы за ворота.

Текст, фото и видео: Алексей Белов из Санкт-Петербурга

www.footballtop.ru


Смотрите также