«Высоких достижений не бывает без боли». Интервью с главным врачом сборной России по футболу. Врач сборной россии по футболу


Эдуард Безуглов: если в 65 лет буду футбольным врачом, сильно расстроюсь | Интервью

В его руках все лучшие футбольные ноги России, и не только они. Врач сборной России по футболу Эдуард Безуглов помогал восстанавливаться после тяжелых травм олимпийской чемпионке Сочи фигуристке Аделине Сотниковой и капитану сборной России по баскетболу Антону Понкрашову. Безуглов в интервью специальному корреспонденту РИА Новости Елене Вайцеховской рассказал, почему хирург по профессии старается сделать все возможное, чтобы спортсмен избежал операций, чем отличается тело атлета от тела обычного человека и чем должен заниматься мужчина в 65 лет.

 

Три часа с Фабио Капелло

 

Александр Кокорин и Эдуард Безуглов (справа)

- Во времена моей спортивной молодости бытовало мнение: если человек идет в спортивные врачи, это говорит, прежде всего, о том, что он не состоялся в своей основной профессии.

- Пожалуй, соглашусь. Когда в 2009 году пришел в спортивную медицину в "Локомотив", то сразу сказал, что буду только совмещать. Даже трудовую книжку из больницы не забрал – не думал, что останусь в спорте надолго. Я закончил с золотой медалью школу, потом с красным дипломом Первый мед, мечтал о хирургии. Мой дядя очень талантливый хирург, бабушка всегда считала, что раз в семье родился мальчик, он может быть только хирургом. А бабушка была для меня очень большим авторитетом. Так что все годы, что я работал в команде, у меня имелась своего рода подушка безопасности в виде основной профессии. Поэтому, собственно, я никогда и не боялся потерять работу.

- И никогда впоследствии не жалели, что не стали развиваться по линии хирургии?

- Я оперировал вплоть до марта прошлого года по 4-5 раз в месяц – оставлял за собой ночные дежурства в клинике. Даже сейчас у меня помимо действующего сертификата спортивного врача есть действующий сертификат хирурга. Понятно, что из спортивной медицины я уже никуда не уйду, поскольку три года назад появилась своя клиника, но до сих пор воспринимаю свою работу в сборной как некий бонус. Если вдруг случится так, что этой работы в моей жизни не станет, воспринимать это как трагедию точно не буду. Я бы даже сказал, что к такому варианту врач команды всегда должен быть готов, потому что в нашей профессии слишком много подводных камней. Ушел, допустим, тренер из команды – пришел другой со своим врачом, с которым или привык работать, или тот когда-то его лечил, или чай особенно вкусно готовит, или попросили, наконец. Работа врача хорошо оплачивается в трех-четырех футбольных клубах и таком же количестве хоккейных. Если ты такую работу теряешь, найти равноценную может стать проблемой. Все хорошие места всегда заняты. У меня была такая ситуация, когда я ушел из "Локомотива" в "Анжи".

Футбольный врач Виктория Гамеева: секс перед соревнованиями полезен женщинам, а мужчин расслабляет >>> 

Эдуард Безуглов (справа)

- В самый денежный на тот момент клуб страны?

- Шел я туда не за деньгами. Когда Ольга Смородская (президент ФК "Локомотив" (2010-2016) - прим. РИА Новости) узнала, что я собрался уходить, она предложила мне зарплату, фактически повторяющую предложение "Анжи". Но я понимал, что для дальнейшего роста мне необходимо двигаться дальше. "Анжи" был дагестанским  проектом, а в связи с тем, что я сам из Чечни и мама - дагестанка, то он был мне близок изначально. Плюс тренер – Юрий Красножан, с которым я всегда находился в очень хороших отношениях. Он, собственно, и привел меня в клуб.

Но через две недели Красножана уволили. Еще спустя какое-то время произошли изменения в руководстве, после чего меня вызвал к себе один из новых руководителей и сказал: никаких претензий к твоей работе у ребят и тренеров нет, но работать с командой будет другой врач, который уже пришел и ждет, когда ты подпишешь документы об увольнении. Я тогда подумал: как же нужно хотеть кушать, чтобы банально не дождаться, когда предшественник вещи соберет?

Главный тренер сборной России Станислав Черчесов, врач сборной Эдуард Безуглов (на первом плане слева направо) и футболисты сборной России

- Ваше появление в сборной России – это тоже стечение обстоятельств?

- На самом деле – да. Никаких вариантов трудоустройства в спорте я тогда не искал – собирался отдохнуть, после чего вернуться в медицину и уже полноценно работать хирургом. Но через некоторое время мне позвонила хорошая знакомая Элизабета Бартосше, которая была одним из организаторов приезда в Россию Фабио Капелло. И сказала, что Мистер намерен сам набирать штат специалистов, и, если я заинтересован, она посодействует тому, чтобы мы с Фабио встретились.

Главный тренер сборной команды России по футболу Фабио Капелло

Я приехал к Капелло и был порядком удивлен его первой фразой. Он сказал: "Моего сына тоже зовут Эдуард, и вы, как мне кажется, ровесники". Разговаривали мы с Фабио три часа, и я помню, был до такой степени тем разговором взволнован, что вышел из отеля и с Арбата пошел домой на Цветной бульвар пешком. Чуть позже мне позвонил мой друг Саша Удальцов, который работал в "Анжи", и рассказал, что в тот же день Капелло звонил Роберто Карлосу, спрашивал, по какой причине я ушел из команды. Когда услышал, что мой уход никак не связан с профессиональной работой, принял решение меня взять.

- У него наверняка ведь имелись и другие кандидаты?

- Не знаю. Но меня тогда, если честно, сильно удивило рвение некоторых коллег: "Кого вы берете? Он молодой, его из "Анжи" выгнали…". Поверьте, как человек, выросший на Кавказе, я очень уважительно отношусь к старшим. Это своего рода рефлекс: когда в помещение заходит старший по возрасту человек, я автоматически встаю. Но если в 65 лет я буду работать футбольным врачом, то очень сильно расстроюсь. Мне кажется, что в 65 человек должен жить в загородном доме, воспитывать внуков, возможно, делиться с коллегами накопленным опытом, но не пытаться во что бы то ни стало проскочить вперед в гонке за какой-то должностью.

 

Жизнь как вызов

 

Леонид Слуцкий и Эдуард Безуглов (справа)

- После того, как Капелло оставил сборную, вы не боялись лишиться места?

- Когда в команду пришел Леонид Слуцкий, этот вопрос, знаю, при встрече с ним задал один из футбольных старожилов, облеченный определенной властью, который очень хотел своего протеже протолкнуть. Сказал: "По врачу есть вопросы". На что Слуцкий ответил, что лично у него никаких вопросов нет. И предложил закрыть тему.

- Получается, что собственная клиника для вас сейчас некий страховочный пояс?

- Скорее, логичное продолжение моей деятельности. Когда много лет работаешь в спортивной команде, профессионального роста, по большому счету, нет. Понятно, что жизнь беспроблемная: на сборах живешь в пятизвездочном отеле, кормят вкусно, время свободное есть. Поэтому я постоянно искал для себя какие-то вызовы. Писал статьи по травматологии, проводил симпозиумы по спортивной медицине. Сейчас возглавляю медицинский комитет РФС, и мы, помимо всего прочего, проводим обширную антидопинговую деятельность.

Положительных допинг-проб в российском футболе в 2012-2015 годах не выявлено >>>

Игроки на матче 17-го тура чемпионата России по футболу

- Допинг является проблемой в российском футболе?

- На самом деле нет. Все пробы российских игроков - порядка полутора тысяч за последние годы – анализируются  только в зарубежных лабораториях. За все это время не случалось ни одной позитивной пробы. Считаю, что в этом огромная заслуга Виталия Мутко, кто и как бы к нему сейчас не относился. Он постоянно нас собирал и говорил: встречайтесь, объясняйте, образовывайте, пугайте, делайте что хотите, но чтобы никакого допинга в футболе не было. Сейчас напряженная работа по профилактике идет каждый день, ее организует Александр Алаев (исполняющий обязанности президента РФС - прим. РИА Новости). Для него это приоритетное направление, и это очень помогает.

Вывеска на здании Российского антидопингового агентства (РУСАДА)

Мы совместно с РУСАДА разработали специальные программы, есть онлайн-курс, который обязаны пройти все игроки и тренеры; проводятся совещания, выпускаются плакаты, методические пособия - и все это всерьез, а не для галочки. Такого нет нигде в мире. То есть я не знаю вида спорта, в котором не существовала бы проблема запрещенной фармакологии. В российском футболе этой проблемы нет. И я абсолютно уверен, что чемпионат мира в этом отношении пройдет для нас абсолютно спокойно.

Родченков: многие страны не хотят ловить ведущих спортсменов на допинге >>>

- Где заканчивается уровень вашей практической компетенции? Другими словами, что вы способны в случае необходимости сделать сами?

- По большому счету все, кроме операций на суставах. Все виды пункций, консервативное лечение всех видов травм, фармподдержка, функциональная диагностика. Если нужно удалить какое-то доброкачественное образование, тоже могу удалить.

- Если возникает необходимость оперироваться, вы отправляете своих игроков за границу?

- Когда дело касается коленных суставов и стоп, однозначно да. С ахиллами отправляем игроков в Финляндию, в Турку, коленные суставы оперируем в Италии у профессора Мариани, кого-то я могу спокойно отправить в ту или иную клинику в Германию.

Роман Широков и Эдуард Безуглов (справа)

- Почему все это нельзя делать в России?

- Не хочу никого из наших врачей обидеть, но, если бы мне пришлось оперировать собственные колени, я бы взял кредит и поехал в Италию. Средний ценник на операции у того же Мариани - 15 тысяч евро, мениск - семь тысяч. Роман Широков оперировал ахилл в Финляндии, это обошлось ему в шесть тысяч евро. Считаю, что это недорого для профессионального спортсмена. В России есть клиники, где операции стоят примерно так же или дороже, но качество, на мой взгляд, несопоставимо. Безусловно, за границей тоже хватает средних специалистов, но мы отправляем своих спортсменов к конкретным, неоднократно проверенным врачам.

Безуглов: российский футбол станет первым, где будут соблюдать рекомендации по погоде >>>

 

Сотникова и Медведева

 

Эдуард Безуглов

- Многие хирурги, знаю, считают, что самый надежный способ вылечить травму – прооперировать. Вы же придерживаетесь прямо противоположной точки зрения.

- Решить проблему хирургическим путем не поздно никогда. Я же, если нет показаний, требующих немедленной операции, рекомендую человеку сначала снять воспаление, потом как следует закачать мышцы. Даже если выяснится, что операция неизбежна, восстановление в этом случае пойдет значительно быстрее. Два года назад ко мне в клинику приезжал один очень известный баскетболист. У него от нагрузок заболели плечевые суставы, сделали МРТ, отправили снимки в Америку и Германию. В одной клинике сказали: правое плечо нужно оперировать срочно, левое может подождать. В другой, наоборот, рекомендовали начать с левой руки. У нас настаивали на том, чтобы оперировать оба плеча одновременно. При этом никаких тяжелых травм у спортсмена не было. Понятно, что имелась куча проблем: артроз, надрывы, но все это сейчас лечится без проблем.

Тогда я парню сказал: "Подумай сам: твой контракт истекает через полгода. Срок реабилитации после таких вмешательств, как тебе предлагают, 6-8 месяцев. Ты будешь кому-то нужен в 35 лет после двух тяжелых операций без контракта? Однозначно, нет. Получается, что все эти люди предлагают тебе заплатить двадцать тысяч долларов за то, чтобы преждевременно закончить карьеру? Ты, кстати, есть как собираешься, когда тебе обе руки "подвесят"? Он сидит ошарашенный: "Я об этом вообще не думал". В итоге пролечился консервативно и уже полтора года играет в одной очень хорошей команде.

Ярдошвили: травмы "крестов" у футболистов сборной - совпадение, рок, злая воля >>>

У тех же фигуристов высокого класса изменения в суставах таковы, что, если врач не слишком разбирается в специфике, любого можно немедленно отправлять на операцию. Это, к сожалению, особенность вида спорта, где практикуется большое количество прыжков. То же самое наблюдается в спортивной гимнастике. На протяжении многих лет в костях накапливаются определенные перегрузочные изменения. Если ребенок недостаточно расположен к той или иной нагрузке, он до высокого уровня просто не дойдет. А тех, кто доходит, нельзя судить обычными мерками. Потому что эти дети необычны уже от природы. Как та же Саша Трусова, которая в свои 13 лет прыгает четверные прыжки.

Видео четверных прыжков 13-летней фигуристки Александры Трусовой >>>

Аделина Сотникова после победы на XXII зимних Олимпийских играх в Сочи

Взять Аделину Сотникову. При всей тяжести травмы, с которой она ко мне попала, она могла прыгать двойные прыжки. То есть для обычного врача Сотникова - совершенно здоровый человек. С другой стороны, я готов поставить свою месячную зарплату на то, что, если всем фигуристкам даже на уровне юношеской сборной сделать МРТ коленных суставов и стоп, любой обычный врач оценит их состояние словом "катастрофа" и скажет, что все эти спортсмены – потенциальные инвалиды.

Сотникова: так хочу вернуться, что смотря турниры, готова биться головой о стену >>>

- А что скажете вы?

- Что те изменения, которые наличествуют у фигуристов к 14-15-ти годам, очень специфические. Люди живут с постоянным отеком костной ткани  и даже не замечают этого.

- Почему таким вещам почти не придается значения?

- Потому что мы говорим не о травмах как таковых, а об изменениях, которые накапливаются в организме спортсмена на протяжении очень долгого времени и проявляются далеко не сразу. У большинства тех, кто занимается спортом на этом уровне, более высокий болевой порог. Болит? Сделал паузу. Стало полегче – продолжаешь тренироваться. И когда терпеть становится уже невозможно, травма оказывается запущенной до предела. Поэтому риск усталостного травматизма у спортсменов высокого класса на порядок выше, чем у обычных людей.В том же фигурном катании я вижу другую проблему: маленькие девочки начинают прыгать сложные прыжки в том возрасте, когда зоны роста еще не закрыты. Кто наблюдает этих спортсменок? Толком никто. На этом уровне с такой спецификой нагрузок контроль должен быть постоянным. Раз в неделю - по переносимости нагрузок, раз в три месяца нужно проверять сердце, и раз в год я бы смотрел костную ткань. Для чего это нужно? Чтобы контролировать состояние спортсмена в динамике и иметь возможность какую-то серьезную проблему предупредить. Кроме этого, должно быть нормальное питание. Девочки в фигурном катании тратят раза в три больше калорий, чем обычный ребенок. Ни на каких заменителях еды столько не набрать – тошнить уже через месяц начнет. А кроме того, это подавление рефлекса, которое влечет за собой гормональный сбой, уход в депрессию, анемию. Это боли в мышцах, боли в суставах, постоянная слабость. Никакой мотивации не хватит долго в таком состоянии выступать, даже если родители каждый день будут вас наказывать и культивировать чувство вины, что вы не оправдываете их ожиданий.

Шерстяной носок на травмированной ноге двукратной чемпионки мира и Европы Евгении Медведевой

- А можно было предупредить стрессовый перелом ноги у Евгении Медведевой?

- Если я скажу "да", это будет популизм. Такая травма может появиться у спортсмена в любой момент. К тому же не всегда можно понять, что там на самом деле – перелом или сильное воспаление. Отек кости лечится покоем – его невозможно убрать, если спортсмен продолжает прыгать. Сделали бы слишком большую паузу, возможно, Медведева вообще не сумела бы выступить на Олимпиаде.

Досрочно: Евгения Медведева отказалась от чемпионата мира и завершила сезон >>>

 

Можешь играть – играй!

 

Эдуард Безуглов

- При стрессовом переломе операция неизбежна?

- Тут ведь все дело в чем: задача обычного врача заключается в том, чтобы у человека ничего не болело в обычной жизни. Но в обычной жизни у спортсменов ничего и не болит. Та же Женя Медведева ходит не хромая. При этом, если мы о говорим о возвращении человека в спорт, надо понимать, что ни один стрессовый перелом не лечится за месяц, и за два месяца не лечится, и за три.

Вот смотрите, я покажу вам снимки перелома пятой плюсневой кости – такой не так давно был у Неймара. С точки зрения обычного врача, никакой операции здесь не нужно в принципе. А с нашей точки зрения – это стопроцентное показание к операции. Потому что, если просто дать ноге покой, боль достаточно быстро уйдет. Но как только человек с такой травмой начнет серьезно тренироваться и играть в футбол, он эту ногу доломает окончательно. После операции, при которой на поврежденную кость устанавливают металлическую пластину и тем самым полностью снимают с поврежденного участка нагрузку, рецидивов не бывает. Без операции они случаются постоянно.

Фигурное катание

То же самое можно сказать применительно к фигурному катанию. Полное восстановление после операции занимает четыре-пять месяцев. Без операции можно не кататься три месяца, но потом все равно заболит так, что ни о каких тройных и, тем более, четверных прыжках нельзя будет вести и речи.

В спортивной медицине описано множество случаев, когда "усталостный" перелом клинически уже проявляется, а МРТ, КТ или рентген этого не показывают. С другой стороны, за стрессовый перелом иногда принимают отек кости. То есть более легкую степень того же самого диагноза, которую мы у себя в клинике видим каждый день. Есть огромное количество травм, на которые большинство спортсменов высокого класса вообще не обращают внимания. Вот смотрите: девушка уровня  сборной России по футболу с полностью разорванными крестообразными связками и повреждением мениска. Ужас? Ужас. Но спортсменка при этом тренируется в общей группе и не жалуется на колено вообще. А всего-то - хорошие мышцы, которые полностью компенсируют нестабильность коленного сустава.

Врач сборной России по футболу Эдуард Безуглов

- Вариант, когда спортсмен чрезмерно себя жалеет, часто встречается в вашей практике?

- Бывает. Обычно спортсмен говорит: "Док, если ты считаешь, что я не усугублю травму, я выйду без разговоров". Но это та самая ситуация, где врач всегда остается крайним: если игрок вышел, и все хорошо, он молодец. А вот если сыграл плохо, и не дай бог случился рецидив, виноват доктор. Это классика жанра. Но здесь все зависит от взаимоотношений в треугольнике тренер-спортсмен-врач: если внутри него есть доверие, то проблем не возникает.

Аорта Фуркада

 

Эдуард Безуглов

- Вы не чувствуете себя преступником, когда выпускаете на поле человека с набором диагнозов, увидев которые, обычный врач схватился бы от ужаса за голову?

- Я смотрю на это с той позиции, что не будет в спорте меня, значит, будет кто-то другой. И если я могу в какой-то степени минимизировать масштаб проблемы, значит, моя работа оправдана. Поэтому, помимо лечения, я занимаюсь тем, что учу спортсменов следить за весом, например. К тому же тут не все так однозначно. Возьмите любую свою ровесницу, которая не занималась спортом никогда в жизни, сделайте ей МРТ суставов, найдете там и артроз, и повреждение менисков, и кисты. Основной опасностью спорта для человеческого организма является чрезмерная осевая нагрузка. Но могу вам точно сказать, что для тех же суставов чрезмерный вес гораздо более вреден. Не случайно все рекомендации по лечению артроза начинаются с рекомендации снизить массу тела.

- Получается, что к понятию "здоровый спортсмен" нужно подходить вообще с иными мерками?

- Еще Гиппократ сказал: тело атлета – это тело не здорового человека. Не в том смысле, что оно больное, а просто другое. Есть, например, специальный термин – так называемая стопа футболиста. Этот рентгенологический феномен был описан еще в 40-х годах XX века. Когда по обычному рентгеновскому снимку, не говоря уже об МРТ, можно увидеть, что человек играет в футбол. Понятно, что проблемы со временем накапливаются. Но далеко не всегда они препятствуют тому, чтобы человек выступал.

Берем историю болезни одного из ведущих российских спортсменов и читаем заключение МРТ, которое, как и вы сами, наверное, понимаете, было сделано очень качественно: артроз правого коленного сустава 2-3-й степени, повреждение медиального мениска третьей степени, (то есть по всем параметрам надо оперировать), хондромаляция надколенника 2-3-й степени, киста Бейкера, плюс – выраженное плоскостопие. При этом у игрока нет никаких жалоб, весь этот перечень не вызывает у него ничего кроме недоумения, и, поверьте, переходя из одного клуба в другой, он пройдет медосмотр, потому что ориентироваться мы будем на жалобы пациента, данные клинических тестов и статистику его выступлений. А если мы, медики, станем цепляться ко всему, что обнаруживаем на МРТ, то никогда не подпишем ни одного игрока.

Вот еще интересный момент: по официально существующим данным тех обследований, которые проводились в нашем ведущем учреждении, только у 11% футболистов высокого класса показатели ЭКГ совпадают с тем, что считается нормой.

Мартен Фуркад

- Я, кстати, не так давно читала, что диаметр аорты французского биатлониста Мартена Фуркада с точки зрения обычной медицины – жесточайшая патология.

- Пульс Фуркада в состоянии покоя составляет 24 удара в минуту. Я как-то ездил в Сочи на соревнования и пошел получать медицинскую справку для марафона. Так вот мне такую справку не дали, сославшись на то, что пульс у меня 35. Вы, говорят, умрете прямо на дистанции, потому что норма – 60-80. Я стал было объяснять, что когда два года назад начинал бегать марафоны, у меня был пульс 65, а сейчас средний показатель - 37. Вы бы видели лицо врача, когда она это услышала. И торжествующим голосом она мне говорит: "Вот видите, до чего доводит бег!"

Я был в шоке, честно вам скажу. Вместо того чтобы радоваться за пациента, что его сердце реже сокращается и, соответственно, меньше изнашивается, тебе открытым текстом сообщают, что от спорта ты непременно умрешь.

Или возьмите другой вариант: ребенок приходит в секцию заниматься лыжами или биатлоном. Возвращается с тренировки – покашливает. И так – целую неделю. Родители ведут ребенка к врачу, тот находит хрипы, отправляет на допобследование, хотя надо просто знать, что у детей хрипы после нагрузки могут быть совершенно нормальным  явлением, но речь даже не об этом. Какую рекомендацию даст любой врач в нашей стране? Никаких лыж! А в той же Скандинавии посоветуют обязательно продолжить занятия хотя бы для того, чтобы тренировками повысить толерантность организма. Вот вам абсолютно реальный пример того, как сотни и тысячи потенциально талантливых детей уже на этом уровне лишены какой бы то ни было возможности оказаться в биатлоне или лыжах.

Я как-то слушал доклад профессора Макарова, которого считаю одним из лучших специалистов по спортивному сердцу, так вот он сказал, что в России огромное количество подростков не получает допуска к тренировкам, хотя на самом деле не имеют заболеваний. К нему в ФМБА постоянно приезжают "элитные" молодые спортсмены, которые наблюдаются в спортивных диспансерах Казани, Питера, Чебоксар и не получают разрешения заниматься спортом из-за наличия якобы каких-то патологий с сердцем. В 80% случаев выясняется, что на самом деле никаких противопоказаний у них нет. А представляете, сколько родителей, получив заключение врача о том, что ребенку нельзя играть в футбол или бегать на лыжах, и которые не имеют возможности отправить его обследоваться в столицу, просто забирают детей из спорта?

Игорь Левитин: России нужно внимательно смотреть на развитие медицины и биологии в спорте >>>

© REUTERS/ MATTHEW CHILDS

Мо Фара

- Какая тема сейчас наиболее актуальна на медицинских семинарах и конференциях по спортивной медицине?

- Обсуждают обычно то, что модно. Сейчас модно обсуждать генетическую предрасположенность. Да, генетика безусловно играет в спорте большую роль, и это глупо отрицать. Вот смотрите: британец Мо Фара (четырехкратный олимпийский чемпион в беге – прим. РИА Новости), как ребенок из обеспеченной африканской семьи, мог бы получить образование в престижном вузе и стать, допустим, юристом? Безусловно. Но если бы, уже будучи юристом или врачом, он занялся бегом в 40 лет, то все равно бегал бы намного лучше многих других. Но я вам точно могу сказать и другое: если генетически предрасположенный к тому или иному виду спортсмен по жизни бездельник или имеет лишний вес, ему никакая генетика не поможет.

rsport.ria.ru

Эдуард Безуглов – главный врач сборной России по футболу

Одна из ключевых фигур в команде – это врач. Диагноз и лечение спортивных травм, режим, диеты и вопросы допинга – вот важнейшие проблемы, которые решают командные медики, однако этот список далеко не полон. А главный доктор сборной – это еще и посредник между командой и тренером, в каком-то смысле, и психолог. Вот почему врач Эдуард Безуглов – одна из тех персон, от которых зависят результаты нашей команды на Евро-2016. Врач российской нашей сборной – личность любопытная: и доктор, и преподаватель, и тележурналист, и спортсмен-любитель.

В этой статье мы расскажем о биографии Эдуарда Безуглова.

Эдуард Безуглов и медицина

У главного врача российской сборной непростая биография. Эдуард Безуглов родился на территории Чечни (в то время – «Чечено-ингушская АССР») 30 октября 1981 года. Его дед работал председателем совхоза, отец – детский тренер, мать – учитель физики. Кумиром мальчика стал дядя, врач-хирург, что и определило жизненный путь Эдуарда. Кроме того, с раннего детства Безуглов занимался спортом, играл в футбол (иначе мальчика не уважали бы соседи). Болел он в детстве за «Спартак».

В Чечне возникло бандитское государство, однако семья Безугловых уехала не сразу: полагались на авторитет деда. Когда Эдуард учился в восьмом классе, произошла трагедия: дед был ограблен и убит дудаевскими бандитами. На следующий день семья бежала в Ставрополье.

Ютились вчетвером в маленькой комнатке. Каждое утро перед школой подростку надо было ухаживать за скотом (тридцать голов). После школы – помогать отцу, которому пришлось работать пастухом. Удивительно, как Эдуард в таких условиях смог подготовиться к учебе в медицинском вузе.

Безуглов уехал в Москву, поступил в «первый мед» (первый МГМУ имени И. М. Сеченова) и в 2004 году окончил ведущий медицинский вуз с красным дипломом. Одновременно приходилось подрабатывать: с третьего курса Эдуард работал на скорой помощи в криминогенных районах Москвы. В 2006 году Безуглов окончил клиническую ординатуру на кафедре общей хирургии. Позднее он написал много научных и научно-популярных работ, защитил кандидатскую диссертацию.

Эдуард Безуглов и футбол

Заниматься спортом было очень непросто: учеба и работа отнимали все время и силы. Но все-таки молодой врач находил время и каждый четверг играл в футбол. Впрочем, у будущего врача российской сборной был не очень спортивный вид: он, несмотря на тренировки, весил 115 килограмм.

В студенческие годы Эдуард не предполагал, что станет спортивным врачом. Хобби отдельно, а медицина – отдельно: так думал молодой специалист, выйдя из стен «первого меда». Но эти сферы вдруг совпали, ведь кому, как не хирургу, лечить травмы футболистов? Товарищ по футболу привел Безуглова в «Локомотив». В 2004-2008 годах он возглавлял научно-медицинский департамент этого клуба. В 2008-2011 годах занимал аналогичную службу в клубе «Анжи». В 2012 году входил в медицинский совет Российского футбольного союза.

Модой, энергичный, «незашоренный» специалист с большим успехом выполнял свои обязанности и завоевал большой авторитет в футбольном мире. В 2012 году Эдуард Безуглов стал главным врачом национальной сборной по футболу. На этом посту он хорошо сработался и с Капелло, и со Слуцким, и с игроками сборной.

В футбольных клубах нет должности штатного психолога, и такую роль фактически исполняет врач команды. А кто может хорошо понять футболиста? Другой футболист. Уже в этом – преимущество Безуглова перед многими командными врачами. Эдуард Безуглов – не только современный доктор, но и чуткий человек: к каждому игроку он находит подход. Это вполне согласуется с тем психологическим климатом, который установился в сборной с приходом Леонида Слуцкого. Тренер и доктор – отнюдь не тираны: они умеют, настояв на главном, сделать послабление в мелочах. Например, после матча футболист может выпить кружку пива.

Профессионализм Эдуарда Безуглова защитил нашу сборную от допинг-скандалов: командный доктор с самого начала отслеживал ситуацию с мельдонием и теперь удивляется, как другие медики и чиновники могли «проморгать» запрет лекарства.

Эдуард Безуглов: многогранный человек

Главный врач сборной позаботился не только о здоровье футболистов, но и о собственном здоровье. Теперь хирург уже не весит 115 килограммов. Эдуард Безуглов всерьез занялся бегом и восемь раз пробежал марафон, а потом переключился на триатлон и стал «железным человеком». Это далось очень непросто! Спортивные упражнения в распорядке Эдуарда занимают не менее двух часов в день, на сон же остается пять или шесть часов.

Кроме работы со сборной, много времени отнимают научные семинары и даже общение с прессой, ведь главный врач команды – лицо публичное. Прием пациентов – каждый день (Безуглов лечит не только футболистов). Он до сих пор четыре раза в месяц дежурит ночью в больнице и оперирует людей, поступивших с травмами.

Эдуард Безуглов сотрудничает с «Матч ТВ» на постоянной основе. Опыт тележурналистики оказался удачным, и передача «Матч ТВ» «Анатомия спорта» с Эдуардом Безугловым пользуется высокой популярностью.

Известно также, что врач сборной много читает (любимые авторы – Достоевский и Шолохов) и горячо любит свою супругу. Эдуард утверждает, что главным стимулом для всех его спортивных и трудовых достижений стала именно жена.

www.sportobzor.ru

«Последние 17 километров были ужасны, но я справился». Врач футбольной сборной России покоряет марафоны - Хорошие тексты - Блоги

Врач футбольной сборной России Эдуард Безуглов – о том, как бегать правильно и не выглядеть идиотом.

Фото: rfs.ru

Возраст: 31 год

Вид спорта: марафонский бег, триатлон

Достижения: врач сборной России по футболу, участник главных мировых марафонов

– Три года назад я работал главным врачом футбольного клуба «Локомотив», друзья из баскетбола попросили меня протестировать одного человека. Им оказался Алексей Панферов — икона триатлона. Человек уникальной судьбы, уникального характера, очень положительный, он у нас прошел трипл-тест — это единственный лабораторный способ определения максимальной работоспособности спортсмена. Результаты у него, помню, были лучше, чем у большинства футболистов «Локомотива». Уходя, он мне подарил свою книгу «Библия триатлета». И еще спросил: «Почему вы не бегаете?»

А я был настоящим московским мужчиной — по четвергам футбол и баня, вес 115, все хорошо: «Ну какой бег? Бег для идиотов». Он мне сказал: «Я вам подарок пришлю» — и через некоторое время прислал беговые кроссовки. Ну раз подарили — грех не воспользоваться. Я уже давно хожу в фитнес-клуб World Class, там каждый год летняя олимпиада проводится с беговой дистанцией 3 километра. Кроссовки есть, почему бы не подготовиться. Участие в олимпиаде я принимал вместе с сыном, который тоже в зал ходит, — и он свою детскую олимпиаду выиграл, а я занял шестое место (из сорока). Сын спрашивает: «Медаль-то где?» Я ему пообещал получить ее в следующем году, это меня задело, и я начал готовиться к серьезным забегам.

«А я был настоящим московским мужчиной — по четвергам футбол и баня, вес 115, все хорошо»

Готовиться начал в октябре, а уже в мае пробежал Московский полумарафон мира. Мне было важно готовиться к соревнованиям — я считаю, что единственный способ начать бегать, остаться в беге и чего-то достичь — это поставить цель. Когда цель есть, билеты куплены и регистрация на соревнование оплачена, тогда появляется мотивация. А после этого поехал на свой первый марафон, рижский, и пробежал его за 3.12. Было очень тяжело, силы я явно не рассчитал — бежал без пульсометра, без гелей, без всего, это был кошмар. Я совершил все ошибки начинающего бегуна, которые можно было совершить. При этом я знал все про то, как нужно делать. Последние 17 километров были ужасны, но я справился. После финиша первой мыслью было «на хрена мне все это надо, да больше никогда в жизни». Ровно через 2 дня, когда мозоли прошли, я начал думать о следующей цели. Я понял, что хочу бегать быстрее — у меня были амбиции, которые я тогда не реализовал.

Те, кто хочет начать заниматься длинным бегом, должны знать, что их первый марафон должен быть строго не в России. Потому что все российские марафоны (за исключением последнего московского) бежать нельзя. То есть можно, конечно, но… Плохая организация, регистрация, хамство или безразличие (в лучшем случае) организаторов, соленый хлеб на стойках питания. В общем, если ты не хочешь бегать марафоны, то пробеги его в России — и тогда тебе точно больше не захочется. А приехали мы в Ригу — и там праздник. Тысячи людей, удобно, красиво, просто космос. По сравнению с Москвой просто фантастика. А через полгода я поехал в Амстердам — там космос уже по сравнению с Ригой. Когда я попал на мейджоры (шесть главных марафонов мира) в Лондоне, Нью-Йорке, Бостоне — это вообще пик. Хочешь бегать — выбирай «золотой марафон» где-то в Европе, их много — Франкфурт, Роттердам, Стамбул, — беги и получишь массу удовольствия. Куча фриков, все позитивные, никаких проблем с организацией.

В подготовке я опираюсь строго на научный подход, который позволяет мне при небольших объемах (я больше 8 часов в неделю не бегаю, в среднем это 70–80 км) готовиться на высокие результаты. Готовлюсь я в свободное, как сейчас, от сборов время. Я никогда не ориентируюсь на темп и километраж, я ориентируюсь на пульс. Это все из законов физиологии. Я не могу понять, почему огромное количество людей, которые (слава богу) хотят бегать и начинают ходить во всякие школы, бегают без пульсометров? А если надевают их, то для красоты. И потом выкладывают отчет о пройденном расстоянии в фейсбуке. Ведь в этом нет никакого смысла.

Тренироваться надо — только исходя из своего пульса. Есть четкий закон: в недельном цикле одна работа должна быть развивающей (пульс 160–165), одна интервальная (максимальный пульс 170–175), одна длинная (130–135), одна восстановительная (120). А у нас как получается: ребята бегут толпой по набережной парка Горького, у одного пульс 170, у другого 140, для каждого получается разный тип тренировки, и заканчивается это все болезнью, нежеланием заниматься и т.д. Бегать по приложениям для айфона или самочувствию — это преступление.

«Иногда врачи говорят: «Не надо заниматься марафонским бегом — угробишь свое здоровье, посадишь сердце или суставы». Это абсурд»

Иногда врачи говорят: «Не надо заниматься марафонским бегом — угробишь свое здоровье, посадишь сердце или суставы». Это абсурд. Когда все дозировано — вред для сердца и суставов такой же, как от подъема по лестнице. Поверьте, гораздо вреднее в пятницу пойти в клуб, напиться, в субботу проснуться в 2 часа дня и догнаться. А бег дисциплинирует. В пятницу уже не выпьешь, да и не захочешь, потому что в субботу тренировка утром. И вес снижается, а лишний вес — это как раз причина большого количества заболеваний, связанных и с сердцем, и с суставами. Не надо бояться, это праздник.

Мои коллеги, спортивные врачи, все очень удивляются — больше всего тому, как я с таким весом (95 кг) бегаю. Подопечные, футболисты, тоже удивляются. Но поддерживают, и в сборной все интересуются — следят за мной в инстаграме, в фейсбуке, в шутку пишут, что результаты какие-то слабоватые. Футболисты сами пашут на поле мама не горюй, пробегают 13 тысяч метров за игру. И большую часть дистанции они пробегают на рывках, на спринтах — мы не сможем так сделать, это очень тяжелая работа. Из футбольных людей в России бегают Алексей Смертин, экс-глава Департамента судейства и инспектирования РФС Роберто Розетти — оба бежали в прошлом году Московский марафон. А Дэвид Бекхэм в этом году собирается сделать Ironman.

На марафонах есть четкая типология людей, которые принимают в них участие. Все они выделяются. Спортсменов не берем, у них своя возня. Итак, есть четкие любители, которые долго, планомерно занимаются; они всегда сосредоточены и учитывают все нюансы — гели в сумке, соски заклеены, кроссовки адаптированы. Они четко готовятся к старту и посвящают этому все свое время. Они никогда ничего не выиграют, но бегут до трех часов, серьезные люди, сосредоточенные, максимальный настрой.

Другая группа — старички, ветераны движения. Это условные легенды, время их не интересует, марафон — это просто традиция, у них они сотые, двухсотые. Для них это и не обременение какое-то. Обычно они одеты в ритуальные майки какого-нибудь марафона 1985 года и в стоптанные старые кроссовки, приносящие удачу.

Потом есть неофиты, все в гаджетах — часы Garmin из последней коллекции, шмотки. Но при этом они заточены под результат.

«Есть неофиты, все в гаджетах — часы Garmin из последней коллекции, шмотки. Но при этом они заточены под результат»

Четвертая категория — откровенные фрики. Чем больше марафон, тем больше фриков: в костюмах, голые, жонглирующие мячами, в облачении пожарных или полицейских. В Лондоне я бежал в группе с пейсмейкером (специально нанятый организаторами бегун, задающий определенный темп) на три часа, и всю дорогу передо мной был парень в костюме балерины — буквально в пачке. Я его обогнал только перед самым финишем. Для этих фриков марафон — это повод показать себя, попасть в фотокамеры и т.д.

Пятый типаж — люди, для которых марафон — это подвиг, преодоление. Они стремятся попасть на престижнейший забег, готовятся, волнуются, сообщают о своих достижениях всем друзьям и коллегам. Вся подготовка фиксируется в инстаграме и фейсбуке. Они выглядят неспортивно. Вот эти пять типажей более-менее видны всегда.

Да, на бег сейчас во всем мире мода. И это очень хорошая мода. Когда ты в компании говоришь, что бежал марафон, то сразу находишь в ней людей, которые тоже бежали, и у вас сразу появляется тема для разговора. И к тебе сразу относятся по другому — ты как минимум волевой человек и, скорее всего, не обманешь. А у тех, кто Ironman прошел, они же татуировки себе после этого бьют, у них вообще братство — они когда видят друг друга, начинают обниматься, помогают друг другу на дистанции и т.д.

Текст: Павел Грозный

Это интервью – одна из серий проекта «Спорт сегодня» журнала «Афиша», подготовленного при участии Sports.ru. Его остальные герои – в этом блоге и на сайте журнала.

www.sports.ru

Врач сборной России по футболу. Интервью.

Олег Белаковский, Савелий Мышалов — эти знаменитые наши спортивные врачи чем-то смахивали на доктора Айболита, и это казалось естественным. Врач футбольной сборной России Эдуард Безуглов бегал марафоны, увлекся триатлоном, молод, подтянут, энергичен, но отнюдь не менее профессионален и эффективен.

Мои университеты

— Эдуард Николаевич, расскажите, пожалуйста, как вы дошли до жизни такой, превратившись из врача, исцеляющего страждущих, во врача спортивного?

— В известной мере случайно. Пригласил меня в «Локомотив» тогдашний спортивный директор клуба Дмитрий Петрович Баранник, которому я безмерно благодарен. В клубе тогда многое менялось. Дмитрий Петрович искал специалиста со свежим взглядом, пусть даже без опыта работы в спортивной медицине. Мы с ним встретились и... Восемь лет прошло, я так и прикипел к этой деятельности. Помогал советами Дмитрий Петрович. Надеюсь, он еще поработает в большом футболе. Его знания, опыт, человеческая порядочность просто необходимы нашему футболу.

— Нескрываемо рад слышать столь лестные отзывы о моем старом друге, тем более что полностью солидарен с вами. Скажите, еще до прихода в футбол вы были болельщиком? Можете назвать любимую команду?

— Да, болельщик я с детства. Выбора особого у меня не было: когда я учился в школе, повсюду доминировал «Спартак». На поле, на газетных страницах, в эфире. Все мои сверстники болели за «Спартак», и я в том числе. Сейчас болею за те команды, чьи футболисты представлены в сборной России. Ведь эти ребята — мои подопечные. К примеру, болел за «Зенит», переживал, когда питерцы играли в Валенсии. Болел за ЦСКА, когда армейцы встречались с «Вольфсбургом» в Лиге чемпионов. Ну и «Локомотив», конечно, в памяти.

— Вам довелось поработать с легендами отечественной спортивной медицины Савелием Мышаловым и Александром Ярдошвили. Это были ваши университеты? Они, вероятно, передавали вам не только секреты мастерства, но и специфику работы с футболистами?

— В работе именно футбольного врача, даже не спортивного, а футбольного, психоэмоциональный компонент очень важен. Множест­во нюансов, и тут действительно мне очень пригодились советы этих специалистов. Они мне вообще очень многое дали и в том числе, как вы правильно подчеркнули, обучали правильно общаться с футболистами. Как выстраивать отношения. В общении, в лечении, во внефутбольной жизни. Я им очень благодарен. Редко кому удается поработать с двумя профессионалами, общий трудовой стаж которых около ста лет.

— Старые доктора учили, что плох тот врач, после беседы с которым больной не почувствовал себя лучше. То есть важна психотерапия. Есть наставники, считающие, что в команде может быть только один психолог — главный тренер. Но есть и такие, кто убежден, что в команду надо приглашать профессионального психолога или психотерапевта. А ваше мнение?

— Я успел поработать с разными тренерами, отличающимися друг от друга и ментально, и профессиональными взглядами. Юрий Семин и Юрий Красножан, Гус Хиддинк и Фабио Капелло… Все они в той или иной мере психологи. Но у всех у них психолог номер один в команде — это врач. С ним ведь доверительнее всего общаются футболисты. В том числе и индивидуально, с глазу на глаз. Врач в состоянии полностью поменять отношение игрока к процессу лечения, но и не только. Он может повлиять и на общение игрока. Вот совсем недавно была ситуация, когда обсуждалось до последнего участие ведущего игрока в важном матче. Из-за травмы, естественно. И лишь когда доктор сказал ему: «Я тебе гарантирую, что все будет нормально» — он вышел на поле. Ну а уж если приглашать специалиста-психолога, им, на мой взгляд, может быть только кто-то из бывших футболистов. Потому что особенности психики очень отчетливы. Человеку, который сам не играл, их полностью не оценить. Тут нужен думающий экс-футболист, получивший какое-то базовое образование. Психологи извне пользы не принесут. Поэтому в штатном режиме они ни в одной команде и не работают. А врач просто обязан быть мостиком между игроком и тренером. Что-то доктор сглаживает, на чем-то акцентирует внимание.

— Вы ведь и в КХЛ поработали. Попробуйте сравнить хоккеистов с футболистами докторским взглядом. Какой вид спорта более травматичен, скажем?

— Примерно одинаково. Чуть-чуть отличается в хоккее уровень нагрузок. Он не больше и не меньше, просто другой. Анатомические особенности есть у хоккеистов, они более коренастые ребята, вес у них побольше. Скорость на коньках, естественно, выше. У них чаще травмируется плечевой пояс. Сотрясения головного мозга, особенно повторные, — проблема в хоккее. В том числе, разумеется, и для работающих там врачей. В футболе, к слову, эта проблема тоже существует, но гораздо менее выражена. А вообще травм у футболистов не меньше, характер их несколько иной. Но и те и другие частенько вынуждены играть, как говорится, через боль. Да в каждом матче профессиональной команды три-четыре футболиста играют через боль. Зная, что есть повреждения и есть риск их усугубить. Но и понимая при этом, что выйти на поле необходимо.

Док — это классика

— Эдуард Николаевич, вы ведь и в обычной столичной клинике работали. Футболисты национальной сборной — народ более капризный и требовательный, чем рядовые пациенты?

— Я и сейчас непосредственно связан с 67-й городской клинической больницей, где мы применяем новейшие, в том числе инновационные, методы лечения, в частности к футболистам сборной. Примерно семьдесят процентов ребят из сборной в этой клинике побывали. Ни разу никаких проблем не возникало, ни у меня с моими подопечными, ни у персонала больницы. Держатся ребята предельно корректно, скромно, вежливо и куда менее капризны, чем многие рядовые пациенты.

Широков готов был при необходимости и в очереди посидеть.

— Удивительно даже.

— Перед игрой со шведами мы с Романом Широковым приехали в эту клинику ночью, нужно было определенные манипуляции произвести. Так вот Рома готов был при необходимости и в очереди посидеть. Это я стараюсь не допускать подобного, а ребята согласны ждать. «Я звезда!» — такого в их поведении нет, и ни у кого не было на протяжении моей работы в сборной. Я же понимаю, как непросто им живется, в каком цейтноте они пребывают. Вася Березуцкий получил тяжелую травму в матче с Австрией, но не поехал за границу, и за три недели его в нашем медицинском центре поставили на ноги, хотя обычно на лечение подобных повреждений уходит пара месяцев, в том числе и на Западе. У Васи и мыслей не было куда-то уезжать.

— Практически у всех футболистов сборной, даже у представителей ее тренерского штаба, есть прозвища. А у вас? Как к вам обращаются ребята?

— Молодые ребята обращаются по отчеству — Николаич. А вообще-то в ходу классика — Док. Бывают и какие-то прозвища за спиной. Но, по моим данным, такого нет.

— На сборах, подчеркну, вне тренировок, врач для футболиста — друг или начальник? Вот вы, к примеру, узнаете, что кто-то из футболистов нарушил режим, — как поступите?

— На моей памяти такого не было, чтобы во время сбора кто-то из ребят себе позволил. Если подойти чисто гипотетически…

— Да, разумеется, я ведь и спрашивал чисто гипотетически.

— Надо понимать, что врач все же представляет тренерский штаб, но со многими футболистами общается теснее других. С Васей Березуцким, Ромой Широковым, Сашей Кержаковым общаюсь и вне сборов. Встречаемся, созваниваемся, в социальных сетях беседуем. Если кто-то нарушает режим вне сборов главной команды, это дело тренерского штаба и врачей клуба. И узнай что-либо я в подобной ситуации, я бы его не выдал! Если же игрок нарушил режим, пребывая в расположении национальной сборной, я бы постарался максимально корректно смягчить ситуацию. Мне бы хотелось, чтобы обошлось без наказаний. Постарался бы сохранить нейтралитет. Как ни крути, я всегда на стороне ребят.

Доверие тренера всегда в цене

Наши футболисты приезжают в сборную предельно мотивированными, поэтому значимых проблем с лишним весом просто нет и за последние годы не было.

— Рацион футболистов сборной — тоже зона вашей ответственности? Вот если кто-то приезжает с лишним весом, вы как-то участвуете в процессе сгонки?

— Начну с того, что у нас в сборной просто великолепный повар. Он сейчас еще и в «Спартаке» работает. А меню разрабатывают врачи, учитывая еще и пожелания тренеров, которые тоже могут быть. Некоторые продукты однозначно под запретом. К примеру, свинина, майонез, сладкие газированные напитки. Стараемся максимально разнообразить меню, чтобы оно не приедалось. Углеводы, мясо птицы, многочисленные салаты… За сутки до игры все меняется. Исключаются сливочное масло и тугоплавкие жиры, все должно быть легко усваиваемым. Исключается всякая экзотика, скажем, грибы, морепродукты, все, что может вызвать расстройство пищеварения. У каждого футболиста есть свои заморочки. Кто-то, допустим, попивает чаек из огромной кружки. Мы все это знаем и стараемся учесть. Ребята это ценят. Наши футболисты приезжают в сборную предельно мотивированными, поэтому значимых проблем с лишним весом просто нет и за последние годы не было. Если же какая-то коррекция питания необходима, то, разумеется, без консультации с врачом не обойтись. Но диетой дело не ограничивается. Обычно ребята работают на велотренажере. Вообще разнообразные тренажеры мы активно используем. То есть тренер по физической подготовке постоянно работает вместе с нами.

— Главный тренер интересуется вашей оценкой состояния футболиста? Эта оценка может повлиять на выбор состава?

— Выбор состава — прерогатива исключительно главного тренера.

— Заинтересованного, бесспорно, в том, чтобы на поле вышли совершенно здоровые, готовые к матчу футболисты.

— Разумеется. Мы тестируем ребят. Любой сбор начинается со сдачи анализов крови. Если мы находим какие-то отклонения, то не начинаем сразу же кричать, что футболист не может играть. Мы, кстати, тоже ведь знаем, на кого в данный момент в первую очередь рассчитывает главный тренер. Мы стараемся максимально быстро выправить ситуацию, помочь игроку восстановиться. Выявив проблему, тут же начинаем ее корректировать. К тому же мы контактируем с футболистами сборной России и когда они находятся в своих клубах. Если возникает какая-то проблема, тут же стараемся помочь. Процесс подготовки к матчам сборной начинается заблаговременно, за несколько недель до сбора ребят. Ну а что до травм, то — да, докладываем главному тренеру, что у человека повреждение и сыграть в полную силу он не сможет. Или, наоборот, что травма есть, но она не помешает игроку. А тренер уже делает выводы.

— Правда ли, что после прихода Леонида Слуцкого атмосфера в сборной полностью изменилась? Если да, то за счет чего? Что предпринял наставник?

— Начну с того, что и при Фабио Капелло какой-то ужасной атмосферы не было. Было значительно больше правил, соблюдать которые требовалось неукоснительно, но без какого-то деспотизма. Когда появился Леонид Викторович, стало больше шуток, тоже, разумеется, в пределах допустимого, в свободное время. Раскрепостил ребят новый наставник сборной. Конечно, сказались и отсутствие языкового барьера, и великолепное чувство юмора нового главного тренера, и то, что он знает всех ребят. Он с каждым может поговорить неформально. Есть некоторые относительные послабления в распорядке дня. Больше акцент на сознательность ребят, на то, что они понимают всю полноту ответственности. Важно отметить, что на шею никто не садится. Футболисты выполняют все рекомендации тренерского штаба, медицинского штаба. И намека на какое-то разгильдяйство нет. Все ценят доверие тренера.

Без коньяка, но с достойной зарплатой

— Практически все футболисты сборной России — миллионеры. А врач этой команды достойно зарабатывает?

— После прихода в сборную Фабио Капелло — да, стал зарабатывать достойно.

— Ах, так вот почему у него был такой огромный контракт!

— (Смеется.) Весь медицинский штаб получает премиальные, составляющие определенный процент от премиальных футболиста национальной сборной. Ребята сами подошли к тренерам и по­просили добиться того, чтоб медикам повысили зарплату и премиальные. Тут нужно и Министерству спорта выразить признательность, Виталий Леонтьевич Мутко помог урегулировать все вопросы. Так что сейчас вполне достойно зарабатываем.

— Вы хирург, а представители этой профессии зачастую дома могут ванну принять, наполнив ее подаренным благодарными пациентами коньяком, это не тайна. Ваши нынешние пациенты — благодарный народ? Я, разумеется, не в плане коньяка.

— Понятно, что мы от наших пациентов ничего не берем.

— Я догадывался об этом.

— Но они все очень благодарные люди. Я всегда знаю, что могу рассчитывать на их поддержку. Они знают, что медицинская помощь им положена. И все равно ценят нашу заботу о них. Они всегда благодарят с чувством и неформально. Может, мне повезло с ними, но все ребята в сборной — порядочные, искренние люди.

— Вас игра сборной захватывает? Вы наблюдаете за ней как болельщик или постоянно думая, тот бы травму не усугубил, этого бы повреждение не подвело?

— (Смеется.) Это вы очень точно подметили! Разумеется, я же о своих подопечных все знаю и, в частности, что их беспокоит перед каждым матчем. И, конечно же, в ходе встречи их здоровье беспокоит больше всего. Всегда смотрю внимательно на все поле, иногда бежишь на помощь, даже не дожидаясь отмашки судьи, чтобы поскорее оказаться возле травмированного игрока. Понятно, что, когда возникают опасные моменты у наших ворот или у ворот соперника, переживаю, пульс учащается за сто.

Нынешнее поколение заботится о здоровье

— Футбол — травмоопасный вид спорта, говорят, даже в большей мере, нежели единоборства. Согласны с этим утверждением?

— Полностью. После каждой встречи из четырнадцати человек, выходящих на поле (включая замены), минимум семь-восемь имеют серьезные повреждения. Они восстанавливаются, подчас на следующий уже день тренируются, но это нелегко дается. Накапливаются хронические травмы. Мы помним об этом. Игра в футбол на серьезном уровне требует особой генетической одаренности, склонности к быстрой реабилитации.

— Выходит, не зря говорят, что профессиональный футболист ставит на кон свое здоровье и годам к сорока превращается чуть ли не в инвалида? Или этого можно как-то избежать?

— Пожалуй, так и было у футболистов прежних поколений. Сейчас же и медицина резко шагнула вперед, и ребята гораздо ответственнее относятся к своему здоровью. Мои упомянутые уже наставники рассказывали, что раньше футболисты о здоровье особо не заботились. Сейчас все очень серьезно относятся к восстановительным процедурам, следят за питанием не только перед игрой, но и после. Хотя, конечно, изменения в коленных суставах, позвоночнике накапливаются. За счет мышечного тонуса они в молодые годы как-то компенсированы. Если по завершении карьеры футболист будет следить за собой, никаких значимых проблем быть у него не должно. Если же игрок, закончив выступать, резко бросает нагрузки и набирает несколько десятков килограммов лишнего веса, то, конечно, жди беды. И суставы начинают работать все хуже и хуже, да и сердце сбоит. Но тут нужно винить себя, а не футбол.

— Без фамилий, разумеется, но есть в нынешнем составе сборной футболисты, склонные к нарушению режима? Вы сразу замечаете, если игрок накануне хорошо провел время?

— Во время сборов такого не было ни разу. Но и на сборы все приезжают в полном порядке, зная, что мы сразу же берем анализы. Ребята и дома ведут себя профессионально. Мы же и с женами футболистов общаемся, так что знаем. Жены у большинства ребят строгие, дисциплинирующие.

Сборная сыграет на Евро

— Современный спорт погряз в допинг-скандалах. Футбол — скорее исключение. С чем вы это связываете?

— Допинг обычно используется в тех видах спорта, где требуются сила, выносливость. Футбол — игровой вид. ФИФА за много лет взяла более шестидесяти тысяч допинг-проб, из них лишь четыре оказались положительными. Два раза выявляли стероиды. Допинг в футболе — разве что по недомыслию.

— Тем не менее правда ли, что вы контролируете все назначения, сделанные игрокам сборной врачами общей практики? И что футболисты лишены возможности даже насморк лечить, все запрещено WADA?

— В клубах ведь работают врачи очень высокой квалификации, особенно в ведущих наших клубах, они за этим следят. Мы тоже проводим занятия с ребятами, объясняем. Если у игроков есть какие-то сомнения, они мне звонят. Риска практически никакого. А капли для лечения насморка, действительно, есть запрещенные. Но остается и то, чем лечиться можно. Так что ребята просто должны консультироваться.

— Большой у вас список клиник в Москве, готовых в любую минуту вам помочь?

— Мы работаем с ведущими специалистами и знаем, к кому с чем и на какое обследование направлять футболистов. У нас такой негласный пул специалистов, особых проблем не возникает.

В последнее время все реже наши летают в Европу лечиться. Во-первых, кризис. Во-вторых, уровень наших врачей растет. Скажем, позвоночник, паховые грыжи лучше оперируют в России.

— Почему наши футболисты в случае серьезной травмы чаще едут оперироваться за рубеж? У нас специалистов не хватает или аппаратуры?

— В основном это касается операций на суставах. Цена ошибки особенно велика. И на Западе не все клиники хороши. Тут тоже речь об определенных специалистах в разных клиниках разных стран. Но в последнее время все реже наши летают в Европу лечиться. Во-первых, кризис. Во-вторых, уровень наших врачей растет. Скажем, позвоночник, паховые грыжи лучше оперируют в России.

— Много споров в последнее время об искусственных газонах. На ваш взгляд, все же можно на них играть без риска для здоровья футболистов?

— Даже международный симпозиум недавно был на эту тему в Будапеште. Торжествует мнение и есть доказательства, что тренировки и игры на современной синтетике не более опасны, чем на натуральном газоне. Проблема в смене покрытия. Вот переход с одного покрытия на другое действительно таит в себе риск.

— У вас остались какие-то сомнения в том, что сборная России сыграет на Евро-2016?

— У меня их и прежде не было, еще до того, как были сыграны матчи двух последних туров. Иное дело, что прежде не все от нас зависело. Но я был уверен, что мы отберемся в любом случае. Я знаю и настрой ребят, и уровень их мастерства.

Любимая жена — главный стимул

— Почему вы для себя избрали триатлон, а не футбол?

— Избрал я для начала марафон. Пробежал более десяти марафонов в восьми странах мира. А триатлон совмещает в себе несколько видов спорта и этим особенно для меня интересен. Три соревнования в одном! Триатлонная тусовка очень позитивная. И очень интересная. Атмосфера community, и больше я такого community нигде не встречал. У меня великолепный тренер. Эта тяга к запредельному очень мотивирует.

— Нет бы с ребятами из сборной в футбол погонять. Не пробовали?

— С ребятами из сборной точно нет. Я для них опасен. Могу, не успев что-то сделать, нечаянно травмировать. Вообще раньше играл с приятелями, но, увлекшись марафоном, перестал. Совершенно иная подготовка.

— Должен ли врач, тем более спортивный, быть во всем примером для подражания? От алкоголя отказаться, от сигарет?

— Врач по крайней мере не должен выпячивать эти перечисленные вами слабости. Находясь на сборах, я бы не стал курить и пить больше бутылки пива, в одной-то ничего страшного нет. Врач в фитнес-клубе не должен зашкаливать за центнер, особенно если он помогает людям сбросить лишний вес. Мы работаем в сфере здоровья и здорового образа жизни, и я уверен, что врач должен быть примером.

— Но женщины-то остаются лучшим стимулом для трудовых и спортивных свершений, доктор? Уточню: я говорю о красивых женщинах.

— Естественно! Ведь все, что ни делает мужчина, он делает с целью понравиться какой-либо женщине. Всегда! Все для женщин, от войн до карьерного роста, и я тут не исключение. Моя любимая жена — мой главный стимул. И ребенок, конечно!

Личное дело

Безуглов Эдуард Николаевич

Родился 30 октября 1981 года

Образование: Московская медицинская академия имени Сечинова (2004), Кафедра госпитальной хирургии (2004–2006).

Стажировался в ведущих европейских клиниках Рима (клиника «Вилла Стюарт»), Барселоны, Мюнхена.

Карьера спортивного врача: ФК «Локомотив» (Москва, глава научно-медицинского департамента, сентябрь 2004 — март 2008), ФК «Анжи» (Махачкала, глава службы научно-медицинского обеспечения, март 2008 — декабрь 2011), Российский футбольной союз (член медицинского комитета, январь 2012 — июль 2012).

С августа 2012-го врач национальной сборной России по футболу.

Автор публикаций в ведущих профильных журналах «Вестник спортивной науки», «Актуальные вопросы спортивной медицины», «Лечебная физкультура и спортивная медицина», «Спортивная медицина: теория и практика».

Оцените материал:

www.sportsdaily.ru

«Высоких достижений не бывает без боли». Интервью с главным врачом сборной России по футболу

«Работа происходит по большому счету в режиме 24/7. В любое время дня и ночи мы находимся в распоряжении футболистов, работы действительно хватает. В принципе, подготовка к матчам товарищеским и матчам официальным у нас ничем не отличается. Это сбор жалоб (анамнеза), когда ребята еще в клубах находятся. Обмен информацией с клубными врачами.

Первичный подбор информации в день, когда они приезжают. Это анализы крови, мочи, в день, когда они к нам приезжают. Мы определяем, может ли человек максимально быстро восстановиться и помочь нам в играх, или такой возможности нет. Во втором варианте мы отправляем его в распоряжение клуба, мы никого не неволим, никогда не будем усугублять травму, если такой риск существует. И вот в таком режиме мы в таком режиме существуем. Это фарм-поддержка, это спортивное питание, это мероприятия по восстановлению, это лечение.

Часто бывает, что с точки зрения обычного человека футболист может считаться больным, но у нас он спокойно играет. Потому что спорт высших достижений без какого-то болевого синдрома не существует, к сожалению.

У нас рекорд был перед чемпионатом Европы во Франции, когда к нам приезжали три дня подряд в семь утра на базу инспекторы. Плюс после каждого матча мы сдавали пробы. И сейчас был рекорд: тоже приезжали три дня подряд. Брали сначала 10 человек, контроль длился около шести часов. На следующий день приехали допинг-офицеры ФИФА — пять человек их было — и смотрели они всю команду.

28 человек, контроль длился два часа. И на следующий день после матча с Бразилией тоже был контроль послематчевый, два человека сдавали анализы. Это был своеобразный рекорд. Нам бояться нечего: мы ничего запрещенного никогда не делали, не делаем и делать не будем. Другой вопрос, что это достаточно строго прописанная процедура, которую и мы, врачи, и футболисты должны достаточно строго соблюдать. Вот это организационное соблюдение регламента какие-то трудности доставляет, но не более. 

Мы допинг-офицеров ФИФА уже лично знаем, потому что одни и те же обычно к нам приезжают. Единственное, что изменилось за этот год — мы просим, чтобы результаты тестов нам присылали. Потому что всегда бывает так, что если всё хорошо, они ничего не присылают. Присылают только если плохо. У нас ни разу ничего плохо не было, поэтому мы ничего никогда не получали. Но опять же: в свете последних событий мы просим, чтобы результаты проб на присылали, чтоб мы могли подшить их к делу и знать, что все хорошо.

На что смотрю лично я: внимательно слежу за ситуацией, когда идет какая-то контактная борьба. Потому что когда мы выбегаем на поле, тренер требует (любой тренер требует), чтобы врач максимально быстро сообщил, нужна замена или не нужна замена. Для этого надо видеть механизм травмы. Не всегда мы можем его видеть. Вот мы бежим с массажистом, с Андреем Прончевым из «Спартака» мы работаем в связке, и даже ребят по пути спрашиваю, пока бегу, что случилось? Был контакт или не было контакта? Иногда это очень сильно помогает. При этом у нас три врача на скамейке сидит. У нас один из врачей следит за ситуацией в той зоне, где нет мяча. Как было в Македонии, где в Игоря Акинфеева попал файер. В Черногории, вернее. Когда мяч был на другой половине поля, файер прилетел, мы, не дожидаясь отмашки судьи, сразу выбежали на поле. Плюс нужно принять решение правильное. Надо менять футболиста или не надо его менять? Потому что если замена будет необоснованной, особенно в первом тайме, это значимо ослабляет команду, потому что вариативность в дальнейших изменениях уменьшается. Замен всего три, вы не по делу человека меняете, их остаётся две. Иногда, в конце матча, это очень важные вещи. Поэтому я старюсь следить и за этим. Плюс, когда мы после травмы анализируем, мы нашего видеооператора сборной просим показать момент травмы, чтобы понять, каков был механизм травмы. И по механизму получения травмы, даже до МРТ, мы можем предположить, какую травму мы ожидаем.

Инициатива работать на поле в костюме — моя инициатива. Меня никто не заставлял. Наоборот — я хочу работать в костюме. Так работают врачи ведущих команд: той же «Барселоны», ряда итальянских команд. Я себя ни в коем случае не сравниваю с врачом «Барселоны», я его лично не знаю, хуже он, лучше, но такая практика есть. Поверьте, если костюм хорошо пошит, хорошо сидит, работать в нём так же комфортно, как и в спортивном. С этим трудностей нет никаких. - 

Единственное, что когда сам тренер работает в костюме, как Слуцкий, наверное, логично, что и врач будет в спортивном костюме. Если как Станислав Саламович Черчесов или мистер Капелло работают в цивильных костюмах, то и врач может попросить разрешение работать в спортивном костюме.

В большинстве команд врач, к сожалению, продолжает оставаться, это интервью было года три назад, продолжает оставаться самым бесправным человеком. К нам приезжают различные физиотерапевты. Иноязычные, скажем так. Про которых я знаю, как председатель медкомитета РФС, что они по 9 месяцев образования в лучшем случае имеют. И получают дикие деньги. Дикие деньги. При этом врачи, которые годами, десятилетиями работают в командах, поставили на ноги десятки спортсменов, готовят к матчам. Поверьте, не видят своих семей по 300 дней в году. Потому что всё время, когда футболист отдыхает, врач лечит травмированных. Это очень тяжёлая работа. В том числе, психологически. Получает в десятки раз меньше. При это, у тех ребят, я не даю оценок их качествам, раз их привозят, хотя искренне не понимаю, как тренеры это могут решать; получают в десятки раз больше. Ответственности — ноль. Потому что вся ответственность на враче. И контракты по два-три года, которые разорвать нельзя. А врач каждый год контракт гражданско-правового договора. Сезон заканчивается, и он с ужасом ждёт — продлят, не продлят. И зависит всё это, по большому счёту, от воли руководства клуба. И такая ситуация, к сожалению, существует. Я как председатель медкомитета РФС несколько раз предлагал нашим коллегам как-то объединиться. Причём, есть поддержка РФС и РФПЛ. Но у нас врачи инертны: пока петух не клюнет, у соседа квартира сгорела, но не у меня и хорошо. Пока такая логика существует, так будет продолжаться, к сожалению.

У нас есть ребята, которые очень не любят какие-либо процедуры делать. Не любят, например, уколы внутримышечно. Я признаюсь, я сам боюсь уколов внутримышечных, и уж тем более внутривенных я боюсь! Поэтому я их понимаю. У нас Денис Глушаков тоже боится уколов. Ренат Янбаев был в «Локомотиве», тоже приходилось за ним бегать. Но они понимал, что надо делать, куда деваться. Такое бывает. Но это не «синдром белого халата в чистом виде». У нас со всеми ребятами доверительные отношения. Всё, что врач считает необходимым и обосновывает, разрешают всё делать. Кто-то и не заметит, что была сделана какая-то пункция или укол. А кто-то будет весь день настраиваться, а потом в себя чисто психологически приходить. Да, такие ребята есть. У меня дядя известный в Чеченской республике хирург был в свое время. Сейчас он, к сожалению, из-за болезни закончил свою карьеру хирурга. Я сколько себя помню, с трёх лет, а то и с двух, когда в детских садах начинаются утренники, был всегда доктором Айболитом. Сколько себя помню, никакой другой стези, кроме медицины, я не видел. Я рад, что занимаюсь действительно любимым делом. И рад, что у меня всё в этой ситуации получилось. И меня очень радует, что мой сын, который в следующем году пойдёт в 9 класс, сам решил, что будет врачом. Посещает курсы по химии и биологии. Надеюсь, династия продолжится.

У меня отец - тренер по легкой атлетике. Поэтому, хочешь не хочешь, приходилось бегать. Но на уровне первенства района, первенства Ставропольского края, где мы тогда жили. Опять же, спорт бы всегда со мной. С 2011 года я увлёкся бегом марафонским. И уже за 6 лет пробежал 15 марафонов. Все по 42 километра 195 метров. И 22 апреля бегу свой 16-й марафон, в Лондоне. Надеюсь, тоже пробежать его хорошо. - 14:30. Вся семья бежит: отец, жена, сын, бывшая жена (мы в хороших отношениях). Бегут все, все Безугловы бегут! У нас есть мечта, чтобы на самом старом в мире Бостонском марафоне шесть человек по фамилии Безугловы финишировали на этом марафоне.

Я всегда играл с краю, потому что дури много. У нас проводились и проводятся первенства Москвы среди врачей. За свою больницу, когда работал, всегда играл крайнего полузащитника. Где думать много не надо, в моей ситуации, где надо просто бегать быстро, передачи отдавать ближнему и все».

topspb.tv

Врачи сборных. Медицина. Официальный сайт РФС

НАЦИОНАЛЬНАЯ МУЖСКАЯ СБОРНАЯ

Безуглов Эдуард

Родился 30 октября 1981 года в станице Наурская (Чечено-Ингушская республика).

Образование:

1998 - 2004 г. - Первый Медицинский государственный университет имени И.М.Сеченова (диплом с отличием).2004 - 2006 г.- клиническая ординатура по общей хирургии.2008 - 2012 г. - ФК "Локомотив"(Москва) - директор службы научно медицинского обеспечения.С 2010 г.- ассистент кафедры лечебной физкультуры и спортивной медицины Первого МГМУ имени И.М.Сеченова.С августа 2010 года- исполнительный директор « Объединения спортивных врачей».С  ноября 2016 г. – председатель медицинского комитета Российского футбольного союза.Январь 2012 - июль 2012 г.- ФК "Анжи"(Махачкала) - начальник службы научно-медицинского обеспечения.С августа 2012 г. - врач национальной сборной команды России.С 2014 года- научный консультант клиники Smart Recovery.

Автор более 20 научных публикаций.

Цгоев Эдуард Урузмагович  Родился 28 января 1959 года в г. Орджоникидзе. Мастер спорта СССР.

Образование:

1981 г. - Северо-осетинский медицинский институт (специализация по спортивной медицине).Московский государственный медико-стоматологический университет.Федеральное медико-биологическое агентство.

Карьера:

1982 - 2012 гг. - ФК «Алания» (Владикавказ).2012 – 2013 гг. - ФК «Терек» (Грозный).2013 – 2014 гг. – ФК «Амкар» (Пермь).2014 – 2015 гг. - ФК «Динамо» (Москва).

Достижения:

Чемпион России (1995). Серебряный призер чемпионата России (1992, 1996). С августа 2016 г. – врач национальной сборной России по футболу.

Бутовский Михаил Сергеевич

Родился 1 апреля 1981 года, Хабаровск.

Окончил Московскую Медицинскую Академию имени Сеченова (2004).Присвоена ученая степень кандидата медицинских наук (2008).2004-2016 гг. - Работа в ГКБ №67 (Москва).С ноября 2016 года- врач ПФК ЦСКА.С 2014 года входит в штаб национальной сборной России.

Семакин Сергей - массажист

Родился 5 июня 1975 года в Саранске.

Образование:

- Саранское медицинское училище (1996 год).- Мордовский государственный университет (факультет психологии) (1999 год).

Карьера:

1996 – 2002 гг. – ФК «Мордовия» (Саранск).2002 – 2009 гг. – ФК «Спартак» (Москва).С 2009 по н.в. - «Локомотив» (Москва).С августа 2016 г. – массажист национальной сборной России по футболу.

Достижения:

Серебряный призер Чемпионата России в составе ФК "Спартак" (2005, 2006, 2007, годы), бронзовый призер (2002 год).Обладатель Кубка России в составе ФК "Локомотив" (2015 год), бронзовый призер Чемпионата России (2014 год).

Серхио Габриэль де Сан Мартин.

Родился 15 июня 1971 года в Сан-Николасе (Аргентина).

Образование:

1996 г. – Открытый Межамериканский Университет (Росарио, Аргентина), отделение кинезиологии и физиотерапии (диплом с отличием). 2000 – 2001 гг. – врач-остеопат.2004 г. – специалист по реабилитации.2012 г. – доктор (зап.) медико-биологических наук (в процессе).

Карьера:

1997 – 1998 гг. – «Ньюэллс Олд Бойз» (Росарио, Аргентина).1999 – 2000 гг. – «Клуб Атлетико де Росарио» (Росарио, Аргентина).2000 – 2001 гг. - Национальная и молодежная сборные Гаити по футболу.2006 г. – «Тиро Федераль» (Росарио, Аргентина).2009 – 2013 гг. - Директор отдела по исcледованию и предупреждению травматизма ФК «Ньюэллс Олд Бойз» (Росарио, Аргентина).2012 г. - кинезиолог личного штата теннисиста Ассоциации профессиональных теннисистов Эдуардо Шванка на турнире в Уимблдоне (Великобритания). С июня 2013 г. – физиотерапевт ФК «Динамо» (Москва).С августа 2016 г. – физиотерапевт национальной сборной России по футболу.Серхио Габриэль де Сан Мартин( Аргентина)( его биография выше расположена)-физиотерапевт

Бурханов Рунис- массажист

Родился 20 марта 1977 года в Саратове.

Образование:

Саратовский областной медицинский колледж.Саратовский медицинский университет.Пекинская международная академия.Московский университет коммерции.

Карьера:

2012-13 гг. - Спортивный центр "Мультиспорт"2013-15 гг. - ФК «Динамо» (Москва).2016 г. - ФК "Ростов"2016 г. - ФК "Динамо" (Москва)2012 г - по н.в. - Московский медицинский университет имени Сеченова.С августа 2016 г. – массажист национальной сборной России по футболу.

Прончев Андрей- массажист.

Родился 12 октября 1976 года в Москве. 1993 - 1997 г. – Российская Государственная Академия Физической Культуры (г. Москва)2002 - 2005 г. - массажист юношеских и молодёжной сборных России по футболу2005 - 2009 г. - тренер-массажист олимпийской сборной команды России по прыжкам на батуте.С мая 2005 г. - массажист национальной сборной России по футболу.С 2009 г. - массажист ФК "Спартак" Москва

Ледесма Феликс Фернандес ( Испания)- данных об образовании нет. МОЛОДЕЖНАЯ МУЖСКАЯ СБОРНАЯ КИРИЛЛОВ А.Г.1964 г.р.Тартовский медицинский институт 1992 г.Врач по спортивной медицине с 2008 г. СЕМЕНЮТИН Ю.В.1947 г.р.ГИФК 1988 г.Тренер-массажист с 1972 г ПАНИЧКИН А.В.1956 г.р.МОГИФК 1986 г.Тренер-массажист с 2002  г. ЮНОШЕСКАЯ СБОРНАЯ 1995 Г.Р. БАДМАЕВ М.Ю.1972 г.р.Ставропольский государственный медицинский институт 1995 г.Врач по Спортивной медицине с 2003 г. ПИВОВАРОВ Н.М.1978 г.р.МГАФК 1999 г.Тренер-массажист с 2000 г. ЮНОШЕСКАЯ СБОРНАЯ 1996 Г.Р. МОДЕНОВ К.С.1959 г.р.Военно-медицинская академия 1982 г.Врач по спортивной медицине  с 2000 г. ГУРЕЕВ М.В.1967 г.р.Медицинское училище №9 1992 гМассажист с 2007 г. ЮНОШЕСКАЯ СБОРНАЯ 1997 Г.Р. БАДМАЕВ М.Ю.1972 г.р.Ставропольский государственный медицинский институт 1995 г.Врач по Спортивной медицине с 2003 г. ПИВОВАРОВ Н.М.1978 г.р.МГАФК 1999 г. Тренер-массажист с 2000 г ЮНОШЕСКАЯ СБОРНАЯ 1998 Г.Р. ЦВЕТКОВ Р.К.1968 г.р.Калининский ГМИ 1996 гВрач по Спортивной медицине с 2004 г ПИВОВАРОВ Н.М.1978 г.р.МГАФК 1999 г.Тренер-массажист с 2000 г ЮНОШЕСКАЯ СБОРНАЯ 1999 Г.Р. САДОВНИКОВ С.В.1973 г.р.Актюбинская медицинская академия 1998 г.Врач по Спортивной медицинеВ ЦСМ ФМБА не зарегистрирован ПИВОВАРОВ Н.М.1978 г.р.МГАФК 1999 г.Тренер-массажист с 2000 г. ЖЕНСКАЯ НАЦИОНАЛЬНАЯ СБОРНАЯ АСТАХОВ Н.И.1957 г.р.Волгоградский ГМИ 1981 г.Врач по спортивной медицине с 1998 г. ПИВОВАРОВ М.М.1986 г.р.В ЦСМ ФМБА не зарегистрированМассажист В ЦСМ ФМБА не зарегистрирован ГУБИН А.В.1980 г.р.В ЦСМ ФМБА не зарегистрированМассажистВ ЦСМ ФМБА не зарегистрирован ЖЕНСКАЯ МОЛОДЕЖНАЯ СБОРНАЯ ВОРОНИН В.Ю.1957 г.р.2-й МГМИ 1981 г.Врач по спортивной медицине с 1995 г. ГОРШКОВ С.В.1967 г.р.Краснодарский Медицинский коледж 2004 гТренер-массажист с 2005 г. ЮНИОРСКАЯ ЖЕНСКАЯ СБОРНАЯ ЦВЕТКОВ Р.К.1968 г.р.Калининский ГМИ 1996 г.с 2004 ПИВОВАРОВ Н.М.1978 г.р.МГАФК 1999 г.Тренер-массажист  с 2000 г МИНИ-ФУТБОЛ (ВСЕ СБОРНЫЕ) ЧЕКМАРЕВ П.И.1966 г.р.РГМУ 2000 г.Врач по Спортивной медицине с 1997 г СЕРКЕРОВ И.С.1967 г.р.ГИФК 1984 г.

Тренер-массаист с 2000 г. ПЛЯЖНЫЙ ФУТБОЛ ШЕХОВЦОВ А.Н.1954 г.р.ВМФ при Куйбышевском МИВрач по Спортивной медицине с 1997 г. ВЯТКИН М.Б.1957 г.р.ГЦОЛИФК 1979 г.Тренер-массажист с 2007 г

old.rfs.ru


Смотрите также

Рейтинг@Mail.ru